Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Штудии у Аджмерских ворот: Делийский колледж в эпоху Поздних Моголов

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-284-306

Полный текст:

Аннотация

В могольской столице в XVIII–XIX вв. существовало немалое количество учебных заведений разного уровня, которые вполне удовлетворяли потребностям городского населения в получении образования. Одним из самых популярных был Делийский колледж. Вопрос о времени его учреждения и личности основателя остается до сих пор дискуссионным. Европейцы, посетившие Дели проездом или находившиеся там на службе в конце XVIII – начале XX вв., часто упоминают колледж среди достопримечательностей Дели и достаточно подробно описывают внешний облик архитектурного комплекса. Бывшее медресе Гази-уд-дина менялось и подстраивалось под современные реалии Дели, оставаясь одним из интереснейших мест в городе и одним из самых известных и востребованных учреждений. Колледж продолжал свою просветительскую деятельность, несмотря на временами недостающее финансирование, а его выпускники и преподаватели внесли большой вклад в развитие культуры и общественной мысли Дели XIX в.

Для цитирования:


Козлова А.А. Штудии у Аджмерских ворот: Делийский колледж в эпоху Поздних Моголов. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):284-306. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-284-306

For citation:


Kozlova A.A. Studies at the Аjmeri gate: Delhi College under the Late Mughals. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):284-306. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-284-306

Введение

Об эпохе правления Поздних Моголов (XVIII - первая половина XIX в.) распространен стереотип как о периоде распада государства, тотального упад­ка и деградации, причем как в сфере политической, так и культурной. После смерти падишаха Аурангзеба (пр. 1658-1707), последнего из Великих Мого­лов, столичный город Дели и вся Могольская империя подверглись множест­ву политических потрясений и нашествий иноземных захватчиков. Несмотря на все сложности, Дели продолжал оставаться центром культуры, а для дру­гих городов - примером для подражания. При позднемогольских правителях в культурной жизни столицы происходили позитивные изменения; не стала исключением и сфера образования.

Во времена Поздних Моголов город Дели не испытывал недостатка в учреждениях, дававших возможность получить традиционное исламское об­разование. Начальное образование давали в мактабах, среднее - в медресе. Медресе часто находились при мечетях и гробницах. Несмотря на относи­тельно стесненное материальное положение Поздних Моголов, сами пади­шахи, а также зажиточные и влиятельные делийцы старались спонсировать развитие изящных искусств, вкладывали средства в развитие образования, финансировали строительство мактабов и медресе. Таким образом, эти уч­реждения финансировались из нескольких источников, получая субсидии от государства и от вакфов (земель религиозных учреждений), а также частные пожертвования от влиятельных знатных лиц [1, p. 96; 2, p. 26].

В Дели XVIII-XIX вв. наравне со старыми учреждениями, основанны­ми или реорганизованными еще в эпоху Великих Моголов1, стали принимать активное участие в просвещении местного населения медресе, учрежденные в более позднее время. Среди них: медресе при Сунехри-масджид2, построенное в 1721-1722 гг. Роушан-уд-доулой3; мечеть и медресе в мохалла4 Булбул-и- кхана, возведенные в 1733-1734/1735-1736 гг. Шах-Хусейном Ваизом5; ме­дресе в Дели, основанное Шахом Валиуллой6 и др. Однако ни одно из них не получило такой известности, какую снискало медресе Гази-уд-дин-хана, став­шее впоследствии широко известным под именем Делийского колледжа [4, p. 262]. Это единственное медресе времен Моголов, которое до сих пор является образовательным учреждением и выполняет свои прямые функции: сегодня в здании медресе у Аджмерских ворот действует англо-арабская школа (Anglo Arabic Senior Secondary School) [5, p. 11].

Делийский колледж имеет многовековую богатую историю. Он суще­ствовал под разными именами: медресе Гази-уд-дин-хана, Восточный кол­ледж, Англо-арабский колледж, Англо-арабская школа, Делийский колледж, Делийский колледж [имени] Закира Хусейна. Местоположение колледжа ме­нялось вместе с его названиями: медресе, основанное у Аджмерских ворот в конце XVII в.7, впоследствии неоднократно переезжало. За время своего су­ществования колледж успел переместиться в 1845 г. от Аджмерских ворот в здание библиотеки Дары Шукоха8 у Кашмирских ворот, далее в Лахор и обратно в Дели к Аджмерским воротам; ближе к концу XX в. и вовсе стали функционировать два учреждения, расположенных в разных местах Дели: ан­гло-арабская средняя школа у Аджмерских ворот и Делийский колледж [име­ни] Закира Хусейна у Туркменских ворот. Здание медресе Гази-уд-дин-хана у Аджмерских ворот, в свою очередь, использовалось в разное время в качест­ве арабского медресе, восточного колледжа, полицейского участка, средней школы [5, p. 11].

Внешний вид и локация

Делийский колледж у Аджмерских ворот представляет собой целый ар­хитектурный комплекс, составляющие которого - медресе, мечеть, здание- аркада9 и красивый внутренний двор - являются классическим примером и прообразом других колледжей в Индии [5, p. 11].

Мечеть была построена в могольском стиле: это величественное здание, сооруженное из традиционных для того времени материалов - красного пес­чаника и мрамора.

Форма куполов мечети (высокие и округлые, напоминающие луковицу) и способ отделки фасада (широкие утолщенные мраморные полосы на кра­сном песчанике) позволяют отнести здание к позднемогольскому стилю10.

На территории медресе находится несколько захоронений. Помимо кенотафов Гази-уд-дин-хана Фирозджанга I (основателя медресе) и Гази-уд- дин-хана Фирозджанга II (основателя мечети)11 на территории архитектурно­го комплекса находится даргах12 Хафиза Саадуллы, суфия, принадлежавшего ордену накшбандие (ум. в 1152 г. хиджры / 1739 г. 13). К его могиле, располо­женной в подземной комнате, можно пройти по ведущей вниз лестнице. Га- зи-уд-дин-хан Фирозджанг II был последователем Хафиза Саадуллы и возвел эти усыпальницы [7, p. 238]. Сегодня даргах «привлекает толпы верующих, а местные, живущие неподалеку, называют суфия taikhaane wale baba - мисти­ком подземной комнаты» [7, p. 239].

Европейцы, посетившие Дели проездом или находившиеся там на служ­бе в конце XVIII - начале XX в., часто упоминают колледж при описании внешнего облика Шахджаханабада14 и при перечислении достопримечатель­ностей Дели.

Так, лейтенант Уильям Франклин, член Королевского азиатского об­щества, в своем описании Дели по состоянию на 1793 г. упоминает медресе, или колледж, около Аджмерских ворот: «Здание построено из красного кам­ня и расположено в центре просторного четырехугольного двора с каменным фонтаном. В верхнем конце внутреннего дворика стоит красивая мечеть из красного камня, инкрустированная белым мрамором. Жилые помещения для студентов по краям площади разделены на отдельные комнаты, хоть и малые в размерах, но довольно просторные и удобные. Кенотаф Гази-уд-дина нахо­дится в углу двора, само место захоронения окружено решетками из резного мрамора» [8, p. 436].

Шотландский экономист Джон Рамсей МакКаллок (1789-1864) в сере­дине XIX в. описал здание медресе Гази-уд-дин-хана, располагающееся около Аджмерских ворот, как «сооружение необычайной красоты» [9, p. 743].

Британский государственный служащий в Индии Герберт Чарльз Фэн- шоу (1852-1923) в своей книге «Дели: прошлое и настоящее» составил до­вольно подробное описание архитектурного комплекса колледжа, отмечая, что «мечеть построена из песчаника насыщенного красного цвета, с очень округлыми куполами», а «могила основателя окружена прекрасной ширмой из резного камня бежево-палевого цвета, с дверями, на которых искусно вы­резаны цветы». «Двухэтажная аркада, где проживали ученики», напомина­ла ему «такие же здания в колледжах Самарканда и Бухары» [10, p. 64-65]. По мнению Фэншоу, это место «было, пожалуй, одним из самых живописных мест в Дели» [там же].

Интерес представляет и то, в каком месте Дели расположено медресе. Хотя комплекс и построен у Аджмерских ворот, вдали от центральной улицы Шахджаханабада и за пределами основной крепостной стены города, лока­цию его можно считать вполне привилегированной. Чтобы попасть на вну­треннюю территорию медресе, необходимо было следовать «по дороге, сво­рачивающей налево от главной магистрали и проходящей через запад города к Пахарганджу и Кутабу» [10, p. 64], а затем объехать «горнверк15, охваты­вающий мавзолей и Колледж Гази-уд-дин-хана», и только потом достигнуть Аджмерских врат [10, p. 64]. На картах и иллюстрациях Дели и Шахджахана- бада середины XIX в. Делийский колледж обозначался как особое укрепление и назывался «бастион колледжа» (college bastion) 16.

Полковник Хирн Гордон Рисли17, служивший в Индии, также отмечал, что колледж был окружен внешним укреплением [17, p. 44]. В «западной ча­сти колледжа располагались могила основателя и мечеть, снаружи ото рва находились остатки подземных помещений Сафдарджанга, бывшие когда-то одной из достопримечательностей Дели» [там же].

Примечательно, что у крепостных стен Шахджаханабада было несколь­ко фортификационных укреплений - бастионов, но горнверк был только один.

Время основания колледжа и его учредитель

Источники расходятся в информации о том, в каком году и кем было построено медресе, а впоследствии и колледж. Европейцы основателем ме­дресе и мечети называют Гази-уд-дин-хана, однако данные о том, кем он был, в какое время жил и когда основал медресе, у них кардинально различаются. Так, Уильям Франклин называет основателя медресе Гази-уд-дин-хана пле­мянником Низама-ул-мулка18 [8, p. 436], Герберт Фэншоу писал, что Гази- уд-дин был сыном первого Низам-ул-мулка Хайдарабада и «стал влиятель­ным лицом при дворе Дели, когда его отец вернулся в Декан после событий 1739 года и умер в 1752 году, по пути утверждения своего правопреемства в Хайдарабадских территориях» [10, p. 64-65]. Роберт Эллиот19, служивший в Индии с 1822 по 1824 гг., упоминает медресе/колледж у Аджмерских ворот, а основателем медресе, который «вместе со своей семьей был здесь погребен», также считает Гази-уд-дина, называя его «внуком Мизама ул мулка»20. Эллиот сообщает, что гробница основателя весьма почиталась. Это видно по красоте ее оформления (ограждение из белого мрамора с изысканным орнаментом), которое может быть сопоставимо с гробницами таких деятелей, как Камаруд-дин-хан21, Али Мардан-хан22, Сафдарджанг23 [18, p. Delhi, 1]. Уильям Хан­тер24 утверждал, что колледж был основан в 1792 г. [19, p. 188], а Хирн Гордон Рисли в качестве даты основания колледжа приводит 1811 г., Гази-уд-дина же он называет отцом первого низама Хайдарабада [17, p. 44]. Часто в качестве даты основания колледжа указывается 1825-1828 гг., когда деятельность это­го образовательного учреждения перешла в ведение англичан и колледж был поделен на два отделения: восточного и английского направлений.

Современные официальные источники также дают различную инфор­мацию. Например, на официальном сайте Делийского колледжа им. Закира Хуссейна, который считает себя правопреемником Делийского колледжа, су­ществовавшего при Поздних Моголах, отсчет истории образовательного уч­реждения ведется с конца XVII в. и насчитывает более 300 лет [6]. Сообщест­во выпускников англо-арабских школ и Делийского колледжа (Anglo Arabic Schools And Delhi College Old Boys Association) называет конкретную дату основания медресе, однако без ссылок на исторические источники: «Гази-уд- дин, придворный императора Аурангзеба, заложил первый камень в 1702 г., создал религиозный надел, чтобы открыть медресе или религиозную школу» [20]. Сведения о дате основания колледжа (1862 г.), представленные на офи­циальном сайте администрации Дели (Delhi Development Authority) [21], не подкреплены никакими данными и вовсе являются ошибочными.

Среди исследователей, изучавших Делийский колледж, до сих пор ве­дутся дискуссии о времени его основания [22].

Некоторую ясность о времени постройки образовательного комплекса у Аджмерских ворот и личности основателя (или основателей) вносит информация, содержащаяся в альбоме «Воспоминания об имперском Дели»25. Делийский альбом, созданный во второй четверти XIX в., содержит изобра­жения и информацию о мечети, гробнице и медресе, которые составили архи­тектурный комплекс образовательного учреждения, впоследствии вошедшего в историю как Делийский колледж.

Томас Меткаф «о мечети при медресе за городом Дели» писал следу­ющее: «Построена навабом Гази-уд-дин-ханом (защитником веры), выдаю­щимся высокопоставленным лицом во время правления Мухаммад-шаха и его преемника Ахмад-шаха» [23]. Здесь Т. Меткаф под основателем мечети подразумевает Гази-уд-дин-хана Фирозджанга II26 - старшего сына Низам- ул-мулка Асаф-Джаха I27, который, вероятно, построил мечеть в честь свое­го отца Гази-уд-дин-хана Фирозджанга I28, так как далее Меткаф уточняет, что «он был отцом человека, нареченного таким же именем, который полу­чил главную власть в государстве и впоследствии стал причиной убийства не­счастного императора Аламгира II» [23]. Правление Аламгира II пришлось на период с 1754 по 1759 гг. Известно, что весьма влиятельным лицом середины XVIII в. был внук низама Хайдарабада Низам-ул-мулка Шахаб-уд-дин Га- зи-уд-дин Фирозджанг III, известный также как Гази-уд-дин Имад-ул-Мулк (1737-1800).

Т. Меткаф в «Делийском альбоме» описывает находящееся на террито­рии медресе захоронение, окруженное резной ширмой из белого мрамора29, - особый «вид искусства, присущий Дели» этого времени. Меткаф сомневается, что именно в этом месте захоронен основатель медресе Гази-уд-дин-хан Фи- розджанг I30, так как «он умер в Ахмедабаде, в Декане, более чем в 400 милях от Дели», однако и не исключает такой возможности, так как было бы трудно подыскать более подходящее место для захоронения.

Таким образом, наиболее вероятно, что комплекс образовательного уч­реждения складывался постепенно. Сначала Гази-уд-дин-ханом Фирозджан- гом I до 1710 г. было основано медресе; в 1710 г. на его территории появи­лось первое захоронение, затем к медресе добавилась мечеть, возведенная по приказу Гази-уд-дин-хана Фирозджанга II, даргах суфия Хафиза Саадуллы и могила Гази-уд-дин-хана II.

Количество студентов и востребованность учреждения

Количество студентов медресе в XVIII в. было невелико, и конфесси­ональный состав учащихся отличался разнородностью. Несмотря на то, что мактабы и медресе изначально предполагались для осуществления традици­онного исламского образования для мусульман, в Индии обучаться в подоб­ных заведениях могли и люди, принадлежавшие к другим религиям, что на­глядно видно на примере Делийского колледжа.

У. Франклин не приводит данных о количестве студентов и преподава­телей. Он только отмечает, что в 1793 г. колледж был закрыт и никем не оби­таем [8, p. 436], хотя указывает, что в 1792 г. медресе было реорганизовано, и в качестве новых предметов были добавлены греческая логика и философия [26]. В целом в период с 1710 по 1824 гг. медресе Гази-уд-дина было религи­озной школой.

В 1825 г. Ост-Индская Компания взяла его под контроль; тогда там на­считывалось всего 9 студентов и 1 преподаватель [27] (цит. по [4, p. 262]). Новое учреждение начало работу с коллективом, состоявшим из нескольких преподавателей индийского происхождения и англичанина в качестве дирек­тора; ежемесячный бюджет колледжа составлял 500 рупий [4, p. 262].

В 1827 г. в колледже насчитывалось 204 студента [28, p. 253-254]. Из­начально в нем существовали классы по изучению восточных языков, но в 1828 г.31 было открыто английское направление. В 1828 г. количество учащих­ся составило 199 человек, в 1829 г. - 152 человека [28, p. 253-254]. В 1830 г. количество студентов увеличилось на 105 чел., всего - 257 [28, p. 348], а по сообщению Джона МакКаллока, в 1830 г. в колледже обучалось 287 человек [9, p. 743]. К 1831 г. количество обучающихся выросло до 300 [4, p. 262].

Главной особенностью Делийского колледжа стало преподавание ев­ропейских наук всем студентам обоих подразделений, в том числе на языке урду. Большую роль в этом сыграла деятельность основанного в 1842 г. ди­ректором колледжа Феликсом Бутросом (в должности с 1841 по 1845 гг., ум. 1864 г.) общества по переводу (Delhi Vernacular Translation Society) [29, p. 97; 30, p. 149]. Участники общества осуществили перевод с английского на урду учебников по математике, медицине, законодательству, экономике, истории, а также занимались переводами литературных текстов, причем не только с западных, но и с восточных языков [29, p. 97; 33, p. 126-128].

Немецкий писатель и путешественник Леопольд фон Орлих32 в своих заметках о путешествии по Индии приводит сведения о количестве учащихся в образовательных учреждениях, функционировавших в 1835 г. В том же году в Индии было создано еще несколько учебных заведений. В общей сложно­сти в 1835 г. функционировало около 27 подобных заведений, которые на­ходились под особым руководством комитета, состоявшего из европейцев и представителей из числа жителей района, в котором находилась школа. Сре­ди действующих «семинарий» фон Орлих называет английский и восточный колледж в Дели [31, p. 260].

По сообщению Л. фон Орлиха, в восточном отделении в Дели в 1835 г. числилось 197 учащихся. Из них 61 учащийся в девяти классах обучался на арабском отделении, 80 в одиннадцати классах получали образование на пер­сидском языке, 56 в девяти классах - на санскрите [31, p. 261].

Фон Орлих отметил, что «желание проходить обучение на английском языке стало весьма востребованным в результате того, что лучшие выпускни­ки получили должности на государственной службе и у частных лиц (за один год сорок выпускников Делийского колледжа получили должности). Это при­вело к тому, что персидский и арабский языки были совершенно заброшены» [31, p. 268].

В 1845 году в колледже обучалось уже 460 студентов. 215 человек полу­чали образование на восточном отделении (75 - на арабском, 109 - на пер­сидском, 31 - на санскрите) и 245 человек - на английском отделении. Из них 299 были индусами, 146 мусульманами и 15 христианами33.

В 1853 году количество студентов несколько снизилось и составляло всего 320 студентов. 121 человек обучался на восточном отделении (араб­ский - 39, персидский - 57, санскрит - 25) и 199 человек - на английском. Из них 217 были индусами, 93 мусульманами и 10 христианами [32, p. 55] (цит. по [33, p. 130]).

К 1855 г. Делийский колледж насчитывал 350 студентов, из которых 217 человек обучались на английском отделении, остальные (133 чел.) - на восточном (77 - персидский, 33 - арабский, 23 - санскрит). По конфессио­нальному составу они распределялись так: 243 - индусы, 97 - мусульмане, 10 - христиане [4, p. 262].

За время своей работы с начала до середины XIX в. Делийский колледж был востребован среди большого количества студентов, принадлежащих раз­ным конфессиям. Колледж привлекал нестандартным подходом к передаче знаний, а именно преподаванием европейских предметов на доступном для слушателя языке. В течение рассматриваемого периода количество студентов неуклонно росло, причем постепенно на первый план вышло английское по­дразделение колледжа, что было связано в большей степени с методами фи­нансирования.

Финансирование колледжа

Как отмечалось выше, при Поздних Моголах образовательные учре­ждения существовали за счет доходов с вакфов, объем которых мог быть не­постоянным, а также за счет финансовых пожертвований от государства и частных спонсоров.

После создания медресе Гази-уд-дин-хан учредил вакф для его поддер­жки и финансирования. Стипендии предоставлялись не только учителям, но и студентам [33, p. 122].

Хирн Гордон Рисли писал, что у школы есть надел (вакф), но она полу­чает также помощь со стороны государства [17, p. 44]. Герберт Фэншоу от­метил, что Делийский колледж заслуживает внимания как особая достопри­мечательность, поскольку представляет собой образец одного из немногих сохранившихся наделов (т.е. вакфов) - сродни тем, «что когда-то существо­вали в Европе». Этот земельный надел «включает место богослужения, моги­лы основателя, места для проживания и места для обучения» [10, p. 64-65].

К началу XIX в. доход от первоначального вакфа Гази-уд-дин-хана умень­шился, так же как и количество учеников, и медресе пришло в упадок [33, p. 122]. У. Хантер писал, что Делийский колледж функционировал как исключитель­но восточная школа. Он поддерживался добровольными взносами мусульман­ской знати и управлялся комитетом учредителей [19, p. 188-189]. Позднее, вследствие стесненного материального положения спонсоров и покровителей, финансирование медресе не осуществлялось [1, p. 97]. Месячное жалование преподавателей было ненадлежащим и колебалось от 3 до 9 рупий [34, p. 791]. Полноценная работа медресе возобновилась вновь в 1825 г. [1, p. 97].

В 1820-х гг. в Калькутте был создан Генеральный комитет по общест­венному просвещению, которому подчинялись местные комитеты в город­ских центрах по всей Индии, включая Дели [33, p. 121-122]. В 1820-х гг. Делийский комитет по общественному просвещению, в который вошли как британские чиновники, так и местная знать, исследовал состояние образова­тельных учреждений в столице Моголов. В отчете о состоянии образования среди населения Дели, представленном Дж. Х. Тейлором, отмечалось, что общественное обучение в этом районе очень нуждалось в поддержке; старые наделы (вакфы) находились в состоянии разорения и запустения; «в связи с обстоятельствами даже достопочтенным членам общества не хватает средств на обучение своих детей, но с другой стороны, существует много старых кол­леджей, которые могут быть предоставлены для этой цели» [28, p. 215-216]. Эти старые медресе и школы в основной своей массе находились в состоянии серьезного упадка, в том числе и медресе Гази-уд-дин-хана [33, p. 122].

По предложению Генерального комитета по общественному просвеще­нию было решено учредить колледж в Дели и выплачивать ему следующие ежемесячные суммы: из фонда образования - 600 рупий; из существующего фонда в Дели - 250 рупий; итого в месяц - 850 рупий [28, p. 215-216].

Тогда же Городской налоговый фонд (the Town Duty Fund) выделил сумму в размере 7115 рупий, которая должна была быть использована на ре­монт медресе Гази-уд-дин-хана, «здания великой красоты и известности». Дж. Тейлор был назначен руководителем этого учреждения с ежемесячной зарплатой в 150 рупий, на поддержку наставников и учащихся была выделена сумма в 700 рупий. Итого - 850 рупий [там же].

В 1826 г. обучение в медресе Гази-уд-дина ограничивалось персид­ским и арабским языками, законами ислама и основами геометрии Евкли­да. В 1827 г. правительство одобрило дополнительную статью расходов на организацию занятий по английскому языку и преподаванию астрономии и математики «по европейским принципам» [28, p. 252-253; 33, p. 122, 123]. Прогресс, достигнутый в нескольких исследованиях в 1828 и 1829 гг., как ут­верждалось, был удовлетворительным [28, p. 252-253].

Джон МакКаллок, хотя и не приводит данных о времени основания или реорганизации колледжа, но отмечает, что «на ремонт и восстановление фун­кций заведения правительство внесло весьма щедрые средства» [9, p. 743]. Для автора примечательным был тот факт, что Делийский колледж был раз­делен на восточное и английское подразделения, а такие предметы, как астро­номия и математика, преподавались по европейской методике [там же]. При­мерно в это же время медресе Гази-уд-дин-хана стало называться Делийским колледжем с восточным отделением (медресе), где учили арабской и персид­ской грамматике и литературе, и с англоязычным подразделением, где препо­давались западные предметы. В обоих отделениях языком обучения был урду [33, p. 122, 123].

Финансовое положение Делийского колледжа значительно улучшилось в конце 1820-х гг., когда министр правителя Ауда наваб Иттимад-уд-доула уч­редил новый вакф, указав, что доход от пожертвований должен идти на под­держку традиционного восточного обучения в его родном городе, т.е. Дели [34, p. 793; 33, p. 123]. Местными властями было решено направить «ценную помощь в виде пожертвования одного лакха34 и 70 000 рупий» [28, p. 347] в фонд уже существовавшего учреждения, а не организовывать новое. Местным комитетом также было предложено в «заметной части колледжа установить мраморную табличку» [там же].

Помимо суммы в 170000 рупий, предназначенных для финансирования Делийского колледжа, еще около 700 рупий «благодаря либеральности наваба ежемесячно предоставлялись для общих целей Фонда образования» [там же].

Делийский комитет общественного просвещения направил средства, полученные от наваба, на счет восточного отделения Делийского колледжа и перераспределил часть государственных средств в англоязычный отдел кол­леджа [33, p. 123].

Финансирование колледжа изменилось в худшую сторону после приня­тия «Закона об образовании на английском языке»35 1835 г. и публикации «Заметки об образовании» лорда Маколея36, в которых Маколей назвал Дели центром изучения арабского языка, а Бенарес - санскрита и «брахманических учений» [35, p. 102-103]. Маколей утверждал, что «поддержка публикации книг на санскрите и арабском языке должна быть прекращена, поддержка традиционного образования должна быть сведена к финансированию ме­дресе в Дели и индусского колледжа в Бенаресе, но больше не нужно делать выплат студентам за обучение в этих заведениях» [там же]. Сэкономленные средства предлагалось направить на финансирование преподавания западных предметов и на английском языке.

В соответствии с новой политикой в Дели был отменен ряд стипендий для учащихся. Более того, директор Делийского колледжа Дж. Тейлор ис­пользовал средства от вакфа, учрежденного навабом Иттимад-уд-доулой, для покрытия расходов в обоих подразделениях колледжа, что привело к даль­нейшему сокращению поддержки восточной секции [33, p. 124].

Фон Орлих писал, что в 1837 г. расходы на одного учащегося могли сильно различаться в зависимости от города, где находилась школа. Так, в арабской школе в Калькутте расходы на учащихся в месяц составляли 15 ру­пий, 9 анн и 7 пайс; в санскритском колледже - 11 рупий, 2 анны и 1 пайс; в колледжах в Дели и Агре от 8 до 9 рупий; а в школах в Аллахабаде на учаще­гося могли выделить только 1 рупию, 8 анн в месяц [31, p. 268].

В 1855 г. Делийский колледж был поставлен под контроль министер­ства образования [19, p. 188-189]. Старый колледж достиг большой извест­ности как образовательный институт и к тому времени выпустил много вы­дающихся ученых. Но во время восстания 1857-1859 гг. ценная восточная библиотека колледжа была разграблена, а здание полностью уничтожено [там же]. На несколько лет колледж прекратил свою деятельность и оставал­ся закрытым вплоть до 1864 г. Новое учебное заведение функционировало относительно успешно, пока в 1877 г. оно не было слито с колледжем в Лахо­ре. Штат делийских преподавателей был снят с должностей, чтобы увеличить субсидирование высшего образования в Лахоре [19, p. 189].

Заключение

XVIII и XIX века оказались для Индии в целом и Дели в частности весь­ма сложным периодом. Кризис и упадок затронули все сферы жизни индий­ского общества, впрочем, это не означало, что произошла полная деградация. «Духовная жизнь общества не прерывалась, мыслители искали выход из кри­зиса, осознавали новые реалии, подвергали критическому анализу прошлое и настоящее» [36, с. 200]. Также не приходится говорить об упадке в сфере культуры и образования во времена позднемогольского Дели. В могольской столице существовало немалое количество учебных заведений, которые удов­летворяли потребностям городского населения в получении образования. Колледж продолжал свою просветительскую деятельность, несмотря на вре­менами ненадлежащее финансирование. Выпускники и преподавательский состав колледжа внесли большой вклад в развитие культуры и общественной мысли Дели XIX в.: они основывали новые школы37, писали книги и учебни­ки, переводили произведения на урду, издавали газеты на индийских языках. Бывшее медресе Гази-уд-дина менялось и подстраивалось под современные реалии Дели, оставаясь одной из крупных достопримечательностей города и одним из самых известных и востребованных учреждений. Как и другие ме­дресе в Индии, Делийский колледж был центром реформаторских тенденций и вольнодумия, породив в XIX в. так называемый «делийский ренессанс». Большого разрыва между «традиционной» Индией и «колониальной модер­низацией» в итоге не существовало, поскольку последние мыслители могольской эпохи и первые реформаторы жили рядом [подробнее см. 36].

Список литературы

1. Chenoy Shama Mitra. Shahjahanabad. A City of Delhi, 1638–1857. New Delhi: Munshiram Manoharlal; 2015. 244 р.

2. Krishnalal Ray. Education in Medieval India. Delhi: B.R. Publishing Corporation; 1984. 155 p.

3. Binode Kumar Sahay. Education and learning under the great Mughals, 1526-1707 A.D. Bombay: New Literature Publishing Company; 1968. 238 р.

4. Naim C.M. Urdu Texts and Contexts: The Selected Essays. Delhi: Orient Blackswan; 2004. 273 р.

5. Spear Percival. Delhi. Its Monuments and History. Third edition. New Delhi: Oxford University Press; 2008. 181 p.

6. The College History. Zakir Husain Delhi College Offi cial website. [Electronic source]. Available at: http://www.zakirhusaindelhicollege.ac.in/about-us/thecollege-history/ (Accessed: 25.10.2019).

7. Sadia Dehlvi. The Sufi Courtyard. Dargahs of Delhi. New Dehli: HarperCollins Publishers India; 2012. 252 р.

8. Franklin W. An Account of the Present State of Delhi. Dissertations and Miscellaneous Pieces, Relating to the History and Antiquities, the Arts, Sciences, and Literature, of Asia. By the late Sir William Jones, and others. Vol. IV. London: Reprinted for Vernor and Hood; 1798. pp. 434–450.

9. McCulloch John Ramsay. A Dictionary, Geographical, Statistical, and Historical, of the Various Countries, Places, and Principal Natural Objects in the World. New York: Harper & Brothers; 1852. Vol. I. 1148 p.

10. Fanshawe H.C. Delhi Past and Present. London: J. Murray; 1902. 337 р.

11. The City of Delhi before the Siege. The Illustrated London News. 16 January; 1858. [Electronic source]. Available at: http://www.columbia.edu/itc/mealac/pritchett/00maplinks/colonial/delhiview1857/delhiview1857.html (Accessed: 25.10.2019).

12. Plan of the city of Delhi. The Illustrated London News. 1857. [Electronic source]. Available at: http://www.columbia.edu/itc/mealac/pritchett/00maplinks/colonial/delhi1857/iln1857max.jpg (Accessed: 25.10.2019).

13. Delhi as it looked just before the Rebellion of 1857. James Taylor, rev. A History of the Nineteenth Century. Edinburgh; 1860. [Electronic source]. Available at: http://www.columbia.edu/itc/mealac/pritchett/00maplinks/colonial/delhi1857/delhi1857max.jpg (Accessed: 25.10.2019).

14. Murray John. A handbook for travellers in India, Burma, and Ceylon. London: J. Murray; 1906. 524 p.

15. Murray John. A handbook for travellers in India, Burma, and Ceylon. London: J. Murray; 1911. 530 p.

16. A map of Lutyens’ projected «Imperial Delhi». Encyclopedia Britannica. 11th ed.; 1910–12. [Electronic source]. Available at: http://www.columbia.edu/itc/mealac/pritchett/00maplinks/modern/delhimaps/britannica1910.jpg (Accessed: 25.10.2019).

17. Hearn Gordon Risley. The Seven Cities of Delhi. London: W. Thacker & Co.; 1906. 319 p.

18. Views in the East comprising India, Canton, and the Shores of the Red Sea. With Historical and Descriptive Illustrations. By Captain Robert Elliot, R.N. Vol. I. London: H. Fisher, Son, & Co. Newgate Street; 1833. 244 p.

19. Hunter W.W. The Imperial Gazetteer of India. Vol. IV. London: Trü bner & Co; 1885. 479 p.

20. Delhi College – An Overview. [Electronic source]. Available at: https:// aasdcoba.weebly.com/about-delhi-college.html (Accessed: 25.10.2019).

21. Madarsa at Ajmeri Gate. Delhi Development Authority. [Electronic source]. Available at https://dda.org.in/urban_heritage/madarsa_at_ajmeri_gate.htm (Accessed 25.10.2019).

22. Margrit Pernau. The Delhi College: Traditional Elites, the Colonial State, and Education before 1857. New Delhi: Oxford University Press; 2006. 340 p.

23. Reminiscences of Imperial Delhi. The Delhie book. Ghazi al-Din’s Mosque (top left), Madrassa of Ghazi al Din Khan (bottom left), Madrassa of Ghazi al Din (top right), Tomb of Ghazi-al Din (bottom right). [Electronic source]. Available at: http://www.bl.uk/onlinegallery/onlineex/apac/addorimss/g/019addor0005475u00064vrb. html (Accessed: 25.10.2019).

24. An Oriental Biographical Dictionary, Founded on Materials Collected by the Late Thomas William Beale, Author of the Miftah-ul-Tawarikh. A new edition revised and enlarged by Henry George Keene. London: W.H. Allen & Co; 1894. 431 p.

25. Khan Yousuf Hussain. Nizamu’l-Mulk Asaf Jah I. Founder of the Hyderabad State. Mangalore: Basel Mission Press; 1936. 267 p.

26. Delhi College Footprints. [Electronic source]. Available at: https://delhicollege.webs.com/footprints.htm (Accessed: 25.10.2019).

27. Abdul Haq. Marhum Dilli Kalij . Delhi; 1945. 183 p.

28. Great Britain. East India Company, Select Committee on the (House of Commons). I. Public. Appendix to the Report from the Select Committee of the House of Commons on the Affairs of the East-India Company, in August 1832, and Minutes of Evidence. London: Printed by order of the Honourable Court of Directors, by J.L. Cox and Son; 1833. 916 p.

29. Minault Gail. Master Ramchandra of Delhi College: Teacher, Journalist, and Cultural Intermediary. Annual of Urdu Studies. 2003;18:95–104.

30. Hakala Walter N. Negotiating Languages: Urdu, Hindi, and the Defi nition of Modern South Asia. New York: Columbia University Press; 2016. 320 p.

31. Travels in India including Sinde and the Punjab by Captain Leopold von Orlich. Tr. By Evans Lloyd, esq. In two volumes. London: Longman, Brown, Green, and Longmans; 1845. Vol. II. 314 p.

32. Abdu’l Haq. Marhum Dehli Kalej. Karachi: Anjuman-e Taraqqi-e Urdu; 1962.

33. Minault Gail. Delhi College and Urdu. Annual of Urdu Studies. 1999;14:119–134.

34. Delhi Gazettier. Ed. by Prabha Chopra. Delhi: Delhi Administration; 1976. 1165 p.

35. Indian Musalmáns: being three letters reprinted from the «Times»: with an article on the late Prince Consort and four articles on education reprinted from the «Calcutta Englishman»: with an appendix containing Lord Macaulay’s minute. London: Williams and Norgate; 1871. 105 p.

36. Ванина Е.Ю. Идеи и общество в Индии XVI–XVIII вв. М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература»; 1993. 229 p.


Об авторе

А. А. Козлова
Институт востоковедения РАН
Россия
Козлова Александра Алексеевна, кандидат исторических наук, научный сотрудник


Для цитирования:


Козлова А.А. Штудии у Аджмерских ворот: Делийский колледж в эпоху Поздних Моголов. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):284-306. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-284-306

For citation:


Kozlova A.A. Studies at the Аjmeri gate: Delhi College under the Late Mughals. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):284-306. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-284-306

Просмотров: 180


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)