Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Представления о судьбе у светской и мусульманской молодежи

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-433-455

Полный текст:

Аннотация

В статье приводятся результаты сравнительного эмпирического исследования, направленного на выявление представлений о судьбе у светской и мусульманской молодежи. Поскольку фокус исследовательского внимания был сосредоточен на феномене, который невозможно исследовать экспериментально, а именно измерить его в параметрах количества и величины, то научный анализ содержания данного явления требовал обращения к опыту, переживанию, постижению познающего и понимающего мир субъекта. Эмпирическую базу исследования составил опрос 153 студентов учебных заведений г. Казани, среди которых 79 исповедуют ислам, а 74 не являются приверженцами какойлибо религии. В качестве методики был использован письменный опрос. Результаты исследования позволили получить представления о судьбе, существующие в религиозной и нерелигиозной картинах мира, ее природе, структуре и роли в жизни человека, которые в свою очередь были схематично отражены в форме модели судьбы. Вместе с тем полученные результаты вновь ставят перед психологами задачу переосмысления проблемы субъекта как в содержательно-структурном, так и в динамическом аспектах.

Для цитирования:


Касимова А.В. Представления о судьбе у светской и мусульманской молодежи. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):433-455. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-433-455

For citation:


Kasimova A.V. Image of the fate of modern students. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):433-455. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-433-455

Введение

Тема судьбы, на первый взгляд, кажется сугубо философской. Однако, затрагивая предельно общие мировоззренческие принципы и ориентации, она в то же время касается сферы личностного. В действительности множе­ство людей живут, ежедневно совершают действия, контактируют с миром и друг другом в соответствии со сложившимися у них представлениями о кау­зальном, в том числе и о судьбе. Эти представления могут оказывать влияние и на внутренний мир человека, к примеру, когда случайные события могут восприниматься им как знаки судьбы и становиться частью собственной био­графии. Отсюда очевидно, что у феномена судьбы есть и психологическая со­ставляющая.

Анализ имеющейся литературы установил следующее. В поле зре­ния психологии понятие «судьба» стало входить лишь с начала 40-х гг. XX столетия. Центральным понятием в своей теории судьбу сделал известный швейцарский психолог, психотерапевт и психиатр Л. Зонди1 [1]. В рамках глубинной психологии им были разработаны соответствующее направление (судьбоанализ) и оригинальная проективная методика (тест Сонди). Вопро­сом соотношения судьбы и свободы задавались В. Франкл [2], Р. Мэй [3], А. Бандура [4] и др. Тезаурус отечественной психологической науки концеп­том «судьба» фактически не оперирует. Так, одним из немногих упоминаний о ней является содержащийся в кратком психологическом словаре 1998 года термин «психология судьбы» [5]. Это же замечание справедливо и для бан­ка научных публикаций. Тему судьбы в связи с вопросами жизненного пути, жизненного сценария, жизнетворчества, смысла жизни в разное время под­нимали М.В. Розин [6], В.Э. Чудновский [7], Е.Ю. Коржова [8], Е.Е. Сапогова [9] и др. Объем настоящей статьи не позволяет нам рассмотреть позиции каж­дого из указанных авторов в полной мере. Однако мы можем констатировать, что тема судьбы продолжает оставаться малоизученной. На сегодняшний день нам не встречались работы, в которых в качестве предмета исследования была бы указана судьба. Сказанное представляется существенным пробелом. Проникновение в сущность данного феномена, по нашему мнению, требует от исследователя учета религиозного взгляда и контекста, без которых пред­ставление о нем будет неполным.

В исламе понятие судьбы выражается в вероучительных терминах «када» и «кадр». Первый означает знание Создателя обо всём, что произой­дет в сотворенном Им мире, то есть абсолютное знание. Второй - творение Аллахом реальности сообразно данному знанию. В советское время в различ­ных исламоведческих источниках использовались термины «предопределе­ние», «предначертание», «участь», «судьба». Сегодня ДУМ Республики Та­тарстан переводит «кадр» на русский язык как «предустановление» (Коран, 54:49) [10, с. 529], что означает установление наперёд всего порядка действий и событий с предоставлением человеку права «присвоить» (касаба) себе один из творимых Всевышним вариантов действий и нести ответственность за этот выбор.

Надо отметить, что на протяжении истории ислама данные понятия были наиболее дискутируемыми. Так, школа мутазилитов выступала за пол­ную свободу действий человека и самостоятельное определение им своей судьбы, но это говорило о том, что зло в бытии творит сам человек, а это, как говорили их оппоненты, противоречит монотеизму. Джабриты, напротив, утверждали, что человек вообще не имеет никакой свободы, абсолютно всё детерминировано изначальной волей Создателя, принуждающего Свои творения к тому результату, который был заранее Им же определен. Тем самым, «кадр» Аллаха в образе мира мусульманина может тяготеть к тому или иному полюсу, и это влияет на мировосприятие и поведение человека.

Очевидно, подобная антиномия личной свободы и божественного де­терминизма требует психологического осмысления. И здесь исследователю не обойтись без изучения мнений, убеждений, установок. В связи с чем впол­не обоснованным стал выбор исследования качественного типа.

Появившиеся сравнительно недавно качественные исследования в по­следнее время набирают популярность и завоевывают все большее число сто­ронников в различных областях знания, среди которых отмечена и психоло­гия. При этом, по справедливому замечанию А.М. Улановского, необходимо различать широко применяемый за рубежом «качественный подход» и при­вычно понимаемый у нас в отечественной психологии «качественный анализ данных», являющийся естественной и неотъемлемой частью любого эмпи­рического исследования [11, с. 18]. Качественные исследования применяют нестатистические и неколичественные способы сбора и анализа вербальных (и визуальных) данных, ориентированы на интерпретативные техники рабо­ты с текстом с целью раскрытия заложенных в нем смыслов, приписываемых людьми ситуациям, событиям, материальным объектам повседневной жиз­ни, своим и чужим действиям и т.д. [11], [12], [13]. Работа с качественными данными подразумевает переход от их описательной организации к концеп­туальному видению. Описывая смыслы опыта так, как они конструируются самим респондентом, исследователь раскрывает дополнительные смыслы за счет погружения последнего в контексты тех или иных теорий. Иными словами, в качественных исследованиях эмпирический материал обладает концеп­туальным потенциалом, несет в себе основу для теоретических размышлений.

Целью проведенного исследования являлось конструирование понятия «судьба» в том виде, как она представлена в сознании самих респондентов.

Объект исследования. В настоящей работе мы сосредоточиваем внима­ние на представлениях о судьбе религиозных (придерживающихся ислам­ской практики) и нерелигиозных (светских) людей.

Предмет исследования - специфика образа судьбы в религиозной (ис­ламской) и нерелигиозной (светской) картине мира.

Гипотеза. Если количественные исследования предполагают доволь­но конкретную формулировку гипотезы, то в качественных исследованиях гипотезы, как правило, приобретают вид «общей направленности научных поисков, диктуемой поставленной проблемой» [12, с. 137]. В то же время, очевидно, что сознание верующего человека имеет свои особенности в срав­нении с сознанием нерелигиозного человека, поскольку в нем находят свое отражение догмы и нормы исповедуемой религии, вплетенные в жизнь ве­рующего человека. Вышеуказанное не дает нам оснований для выдвижения конкретных утверждений, за исключением тривиальной гипотезы о том, что между группой религиозных и нерелигиозных студентов должны быть раз­личия в образе судьбы личности.

Логика качественных исследований, опирающихся на индуктивный подход, выражается в том числе в уточнении, развитии и проблематизации выдвигаемых гипотез, что обеспечивает их возможность «предварительного изучения чего-либо, открытия, разведки новых областей, разработки теории об изучаемом явлении» [11, с. 21].

Итак, нами ставятся вопросы о том, что представляет собой феномен судьбы и каков его смысл для практикующего мусульманина и светского че­ловека. Данную работу следует считать первым этапом более масштабного исследования: в последующем планируется исследование субъективного образа судьбы мусульман, осужденных за совершение преступлений терро­ристического характера и экстремисткой направленности. Предполагается, что полученные результаты будут способствовать пониманию самого фено­мена судьбы, его возможной структуры, описанию вариаций феноменологи­ческих проявлений и т.п.

Программа эмпирического исследования

Участники. В исследовании приняли участие 153 студента казанских учебных заведений в возрасте от 17 до 37 лет. Группы формировались с уче­том ответов на вопрос-фильтр о религиозной принадлежности респондентов. Первую группу составили 79 студентов и шакирдов, исповедующих ислам и обучающихся в Российском исламском университете и медресе «Мухамма- дия» (33 девушки и 46 юношей и мужчин), вторую - 74 студента I и II курсов отделения философии и религиоведения Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета (38 девушек и 36 юношей), не являющиеся приверженцами ка­кой-либо религии.

Процедура. Исследование проводилось в 2017-2018 гг. на условиях анонимности в очной форме в групповом режиме в свободное от занятий (и ритуальных практик для мусульман) время.

Методика. Представления о судьбе изучались нами с помощью пись­менного опроса. При этом респонденты могли опираться на следующие во­просы-ориентиры, при формулировании которых учитывались основные характеристики/требования, предъявляемые к качественным исследователь­ским вопросам - открытость (open-ended), развитие (evolving), ненаправлен- ность (nondirectional) [14]: 1) Что Вы понимаете под судьбой? 2) В чем смысл судьбы? 3) Как устроена Ваша судьба (есть ли у нее автор, от чего зависит Ваша судьба)? 4) Как Вы к этому относитесь?

Результаты исследования

По результатам письменного опроса было получено 153 текста, отра­жающих представления о судьбе в образе мира человека. Работа с текстом (объем материала составил более 56,5 тыс. знаков) требовала от исследова­теля понимания языка, на котором он излагался. Поскольку респондентами выступили в том числе религиозные люди (мусульмане) разных националь­ностей (татары, казахи, таджики, башкиры, русские), то в их текстах, изложенных на русском языке, встречались специфические (преимущественно исламские) термины. Данное обстоятельство было учтено при дальнейшей работе с текстовыми данными.

Для анализа нами использовался ряд процедур качественной методоло­гии. Среди них: категоризация значений (контент-анализ), измерение (шка­лирование высказывания по степени выраженности интересующего явления или отношения к нему), выделение звучащих в текстах тем, описание тем на уровне самопонимания говорящего, конденсация смыслов, сравнение как отдельных высказываний, так и целых текстов между собой, группирование текстов по некоторым общим признакам, что вкупе обеспечило глубинную интерпретацию данных. В результате были получены образы судьбы, харак­терные для религиозной (исламской) и нерелигиозной (светской) картин мира.

Прежде всего необходимо отметить, что и религиозные, и светские сту­денты в своих текстах о судьбе называют ее предопределением (предписа­нием, предначертанием). Если мусульмане говорят о предопределении Бога, вернее Аллаха (ими также используются такие номинации, как «Всевыш­ний», «Создатель», «Творец» и т.д.), то немусульмане употребляют данный концепт в смысловой связке с понятиями «сценарий» и «план». Обе группы отмечают индивидуальный («каждому уготована своя судьба», «у каждого человека она своя», «индивидуальная для каждого», «судьба строго инди­видуализирована» и т.п.) и процессуальный (судьба чаще определяется че­рез слова «путь», «течение», «ход», «цикл», «механизм», реже - с помощью «статичных» терминов «совокупность», «перечень», «комплекс») характер изучаемого феномена.

Анализ текстовых данных позволил выделить компоненты образа судь­бы, то есть те признаки, в соответствии с которым респонденты строили соб­ственные суждения о судьбе. По итогам статистической обработки в качестве структурных составляющих судьбы были выделены следующие категории (в скобках указана частота встречаемости элементов в текстах участников ис­следования): «жизнь» (0.22), «воля» (0.1), «выбор» (0.2), «поступки» (0.12), «события» (0.16), «случайность» (0.06), «ответственность» (0.07), «Я сам» (0.07).

 

Таблица 1. / Table 1.

Категории контент-анализа представлений студентов о составляющих судьбы

Categories of content analysis of students ‘ ideas about the component of fate

Категория контент-анализа

Примеры описаний2

студенты-мусульмане

светские студенты

Жизнь

«Это жизнь, предопределенная Ал­лахом», «Это жизнь, предначер­танная Всевышним, которую про­ходит человек от начала до конца в этом мире».

«Если абстрагироваться, то судь­ба - это жизнь», «Весь жизненный путь человека, то, как сложилась его жизнь».

Воля

«Все хорошее и плохое происходит по воле Аллаха», «Все, что было, есть и будет, предопределено Богом на основе его предвечного решения и воли».

«Есть даже такое выражение в простонародье «Судьба - это воля Божья»», «Я считаю себя волюн­таристом, потому что ничто не влияет на мою жизнь, кроме моей воли».

Выбор

«Некоторые говорят: «Если Аллах уже знает все и все уже предписано, то зачем мне тогда выбирать?». Нет! Выбор за тобой. Аллах дал тебе шанс выбрать. Просто уже заранее знает твой выбор», «Это последовательность событий в жизни человека, которые полу­чаются в результате его выбора (осознанного)», «Судьба - это пре­допределение события в жизни че­ловека Всевышним Аллахом. В то же время - это выбор человека».

«Судьба строго индивидуализи­рована и схожесть тех или иных жизненных путей зависит не от предопределения, а от личного вы­бора индивида, любые (неразб.) жизненные истории есть резуль­тат этого выбора», «Это то, что предопределено для каждого чело­века в какой-то степени. Но более всего я склонна к тому, что это наш выбор, наши личные решения».

 

Поступки

«Моя судьба уже написана, но в то же время нам дан выбор в наших поступках», «Судьба - это зара­нее предопределенный Аллахом список всех действий человека, его жизнь».

«Под судьбой я понимаю свою жизнь, жизненный путь, поступки, которые я совершу», «В детстве я была уверена, что судьба - это не­кая высшая сила, что еще до наше­го рождения все предрешено. Но по­взрослев, я поняла, что судьба это лишь совокупность совершенных нами поступков (включая даже самые незначительные на наш взгляд), которые влияют на нашу жизнь».

События

«Это «план» жизни, который пре­допределил для меня Аллах. Собы­тия, которые должны произойти со мной в будущем, происходят сей­час и уже произошли в прошлом», «Это последовательность собы­тий в жизни человека».

«Весь комплекс грядущих событий, возможность которых случиться имеет разную степень вероятно­сти», «Это то, что происходит, происходило, будет происходить с человеком в течение всей его жиз­ни, т.е. это перечень событий, ко­торые каким-либо образом влияют на его жизнь, состояние».

Случай­ность (обстоятельства)

«Это стечение жизненных обсто­ятельств, ситуаций, возникающих в жизни каждого человека. С точки зрения ислама все эти обстоятель­ства и ситуации даются Всевыш­ним для испытания людей».

«Совокупность случайных взаимо­действий внешней среды, комбина­ции которых влияют на человека, а также выбор этого человека, который ограничен этой средой», «Это совокупность предопределен­ных обстоятельств, которые от­личаются своей непознаваемостью и тотальностью».

Ответственность

«Аллах создал наши действия и дал нам свободу выбора. Он уже зара­нее знал, что мы выберем, но выби­раем мы, ответственность за свой выбор несем мы. Знание Аллаха не означает принуждения», «Если бы Аллах захотел, он бы всех создал верующими, хорошими. Но Он пре­доставил человеку свободу выбора. То, что у меня есть свобода в вы­боре добра и зла, налагает на меня ответственность и стремление к размышлению и анализированию своих поступков и слов».

«У каждого человека есть право самостоятельно распоряжаться собственной жизнью, судьбой, вер­шить ее по своему усмотрению, при этом учитывать интересы других людей и нести за это ответст­венность», «Мне нравится, что я сама ответственна за свою судь­бу: не нужно искать виноватых, если случится что-либо плохое, ведь ты знаешь, что виноват ты сам. Благодаря такому подходу ко всему этому я могу отчетливо ви­деть свои недостатки, выявлять проблемы, которые есть у меня в жизни и работать над их исправ­лением».

Я сам

«Судьба, думаю, хоть уже и подго- тована, но все же зависит от моих поступков, моего выбора. Я влияю на нее, могу улучшить, так же могу упустить. Порой я задаюсь вопро­сом, я сама пришла к какому-ли­бо состоянию или уже это было предначертано мне судьбой. И не всегда нахожу ответ. Наверное, все мелочи - это результат моих действий. Работа, еда и многое другое. А вот дата смерти, супруг, дети - это уже судьба».

«Человек сам должен быть путе­водителем своей жизни, давать ей разные цели и задачи и добиваться этих целей», «Это то, что я творю сама, последствия моих прошлых действий, мое настоящее и буду­щее».

Как видно из данных таблицы, студенты-мусульмане, рассуждая о судь­бе, говорят о «воле Всевышнего» и их «собственном выборе», то есть катего­рии «воля» и «выбор» в текстах практикующих (мусульман) связаны смы­словой связью с «Всевышним» и «Я сам» соответственно, что является весьма примечательным, поскольку ислам не отрицает наличие у человека индиви­дуальной воли. Существует очень много аятов и хадисов, подтверждающих наличие у человека воли и желания.

«Если бы Аллах захотел, то многобожники не поклонялись бы [другим богам] наряду с Ним» (6:107) [15].

«Они говорят: «Если бы Милосердному было угодно, то мы не покло­нялись бы им». Они ничего не ведают об этом и лишь болтают, что им взду­мается» (43:20) [15].

«Если бы твой Господь захотел, то все, кто есть на земле, без исклю­чения уверовали бы. А ты разве стал бы принуждать людей к вере?». (10:99) [15].

Тем не менее, по представлениям принявших участие в исследовании мусульман, воля принадлежит Богу (Всевышнему), это его свойство (атрибут) и качество (сыфат)3: «Нашу судьбу создал Аллах и она зависит от Его воли».

Обнаружены значимые различия между группами религиозных и светских студентов по частоте встречаемости категорий «воля», «выбор», «поступки», (p<0.01), «жизнь», «события», «Я сам» (p<0.05). В описаниях мусульман шире представлен процессуальный аспект, ими чаще использова­лись слова, обозначающие действия. Немусульмане больше говорили о сфере внешнего и внутреннего мира.

Далее нами были проанализированы оценочные высказывания - ка­тегории, фиксирующие отношение к судьбе. Примечательно, что светские студенты (84%) заявили о том, что в судьбу они верят (в противном случае судьба называлась отговоркой, придуманной людьми для оправдания своей беспомощности или нежелания что-либо делать, менять и т.д.) и проявляют к ней положительное отношение (единичны высказывания о негативном, ней­тральном или двояком отношении). Ответы религиозных студентов отлича­ются большим смысловым многообразием, что проявилось в разнообразии используемых ими обозначений своего отношения: «положительно», «заме­чательно», «хорошо», «спокойно», «смиренно», «с пониманием», «с доволь­ством», «с благодарностью», «здравомысленно», «серьезно» и т.д.

Внимание исследователя также было обращено на высказывания, за­ключающие поведенческие характеристики, объединяющие такие категории, как «возможность изменения» и «активность». Судьба для немусульман - это прежде всего события их жизни, которые отражаются на ней, влияют на нее. При этом респондентами особо подчеркивается, что они могут изменять свою судьбу, поскольку они сами выступают ее авторами и путеводителями («создателями» и «творцами»). Соответственно события их жизни есть ре­зультат их собственной воли и активности, решений и действий: «Однако мы сами являемся создателями нашей собственной судьбы, наши поступки влия­ют на наше дальнейшее будущее»; «Это то, что я творю сама, последствия моих прошлых действий, мое настоящее и будущее»; «Человек легко может из­менить свою судьбу своими действиями и решениями». В то же время отмеча­ется, что на судьбу могут влиять обстоятельства, неподконтрольные челове­ку. В качестве примеров приводятся несчастные случаи: «Я сама автор своей судьбы. С чем бы мне не пришлось столкнуться, я принимаю решения сама и ее последствия зависят в большей мере от меня, но есть такие ситуации, в которых мы бессильны (аварии)».

Таким образом, поднимается вопрос локуса контроля. Тема судьбы для светских студентов выражена интернально. При анализе высказываний ре­спондентов (к примеру, определялось соотношение частотности активного и пассивного употребления местоимения «я» («я» в именительном падеже и другие падежные формы: «меня», «мною» и т.д. соответственно), что можно рассматривать как речевой эквивалент понятия «локус контроля»), просле­живается отчетливая тенденция восприятия ими собственной судьбы (жиз­ни) как результата их личных усилий; значительно реже имела место кон­статация влияния внешних факторов (окружающей среды, других людей). Пользуясь терминологией Дж. Роттера [16], можно заключить, что нему- сульман отличает внутренний локус контроля или локус контроля-Я.

В текстах мусульман, напротив, говорится о том, что судьбу они ме­нять не могут, так как она уже написана Богом каждому (как верующему, так и неверующему) человеку еще до его рождения: «Судьба каждого челове­ка устроена Аллахом»; «Судьбу никто сам не выбирает, она предписана нам»; «Это персональное предопределение жизни. Буквально во всем: от того, какую тетрадь я куплю, до того, в каком месте я умру». Мусульмане утверждают о зависимости их судьбы исключительно от воли Всевышнего (в их текстах отсутствуют указания на обстоятельства как таковые): «Все, что с нами слу­чается и не случается - все по воле Аллаха». Ввиду того, что мусульманами отрицается способность индивида к изменению среды и себя («Она уже опре­делена, а мы просто живем, якобы строя свою судьбу»), можно было бы пред­положить, что у них отсутствует чувство субъектности. Однако дело обстоит несколько иначе. Активность, как ведущий признак субъектности, в данном случае предстает в следующем варианте. Согласно респондентам, мусульма­нин наделен свободой выбора и ему принадлежит изначальная инициатива в совершении действия, о котором известно Богу, он же детерминирует резуль­тат (наступление или ненаступление, последствие) поступка: «Моя судьба в руках Аллаха, но это не значит, что у меня нет свободы выбора. Моя судьба предопределена, но я не знаю этого предопределения. Поэтому я действую здесь и сейчас. У меня есть выбор: выбирать добро или зло, халял или харам. И лишь после того, как у меня внутри созреет решимость совершить какое-либо дело, Аллах создает мое действие»; «Наши действия воплощаются, если это не идет в разрез с волей Бога»; «Все наши действия контролирует и движет наш Господь»; «Всевышний Аллах предоставил возможность выбирать. Например, порезать хлеб или нанести увечья. Выбирать между хорошим и плохим, пони­маете? Но при этом помнить о последствиях»; «У каждого человека есть вы­бор. Аллах знал, что мы именно так поступим. Все было предписано еще до нашего рождения. Делать добро или зло, быть хорошим или плохим - это уже наш выбор. Мы - авторы выбора». Как видим, активность здесь имеет как бы надындивидуальный характер. При этом ответственность за осуществленное лежит на самом человеке на том основании, что именно он является автором выбора по разрешению противоречия: «Мой Творец дал мне выбор между за­претным и дозволенным, и я не буду выходить за рамки дозволенного, а если и получится так, что я поведусь своим страстям, то за это я буду отвечать пе­ред Всевышним, так как Он многократно предупреждает нас в Благословенном Коране»; «Чтобы человек ни говорил на Страшном Суде, что это его судьба быть плохим, он мог сделать выбор в любой момент. Человек сам решает, кем ему быть»; «Аллах создал наши действия и дал нам свободу выбора. Он уже за­ранее знал, что мы выберем, но выбираем мы, ответственность за свой выбор несем мы. Знание Аллаха не означает принуждения»; «Конечно, человек может делать абсолютно все - недозволенное и дозволенное. Но в Судный день он бу­дет отвечать за свои поступки».

Особенно интересной кажется составляющая «выбор»; под ним и му­сульмане, и немусульмане понимают выбор именно личностный. Это выбор твой, а не кого-то, сделанный вместо тебя. Причем мусульманами подчер­кивается, что человек обладает непреходящей возможностью выбора и пос­тоянно находится в его состоянии: «Судьба - совокупность всевозможных жизненных процессов начиная от мыслей и заканчивая движениями в секунду времени (или того меньше). Другими словами, это миллиарды предоставлен­ных человеку выборов». «Выбор» и «ответственность» наделяются ими смы­слом «ценность» и предстают как наиболее важные составляющие судьбы.

Обсуждение результатов

Итак, в качестве основных составляющих судьбы были выделены: «жизнь», «воля», «выбор», «поступки», «события», «случайность», «ответ­ственность», «Я сам». Рядоположенными также следует считать «психологи­ческое время», дифференцирующее «жизнь» на «мое прошлое», «мое насто­ящее» и «мое будущее». К перечисленным элементам относятся категории «необходимость», «активность», «симпатия», «часть меня». Таким образом, данный феномен включает когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты и складывается из представления о судьбе и ее воздействии на жизнь, отношении к ней и взаимодействия с ней. Ниже рассмотрим каждый из аспектов.

Вне зависимости от религиозной принадлежности или светскости че­ловек верит в существование судьбы и представляет ее себе в виде некоторой системы координат, строение которой в зависимости от религиозной принад­лежности или светскости уже несколько различное (Рис. 1, 2).

 

Рис. 1. Образ судьбы религиозных студентов (мусульман)

Pic. 1. Image ofthefate of religious students (Muslims)

 

 

Рис. 2. Образ судьбы нерелигиозных (светских) студентов

Pic. 2. Image of thefate ofnon-religious (secular) students

 

Действие судьбы разворачивается на поле жизни, которое пересекает плоскость ответственности, поскольку человек всегда ответственен за свою жизнь. Осями внутри пространства сфер выступают воля (выбор), случай­ность, событие (поступок) и выбор (случайность), воля, поступок (событие) для немусульман и мусульман соответственно.

Отношение тех и других применительно к судьбе тезисно можно выра­зить с помощью фразы «Судьба судьбой, но выбор всегда за тобой». Иными словами, судьба не есть полная противоположность свободы, как это приня­то считать, поскольку даже в ее рамках человек сохраняет свою активность, а не превращается в того, кто плывет по течению.

Представления о судьбе формируются самим человеком в виде пережи­ваний, которые становятся содержательным компонентом его «мотивацион­ного Я» и играют роль ориентиров в деятельности. При этом выявленный в исследовании характер активности мусульманина, когда ему принадлежит лишь инициатива в совершении действия (поступка), а его процесс и резуль­тат исполняет и контролирует Всевышний в соответствии со своей волей, с нашей точки зрения, не означает, что мусульманин является бессубъектным. Его позиция - это тоже своего рода субъектность, потому как за ней стоят личный выбор и последующая ответственность за него, прежде всего перед Аллахом. В этом статусе термины приобретают несколько иное значение по сравнению с отечественной канонической традицией, в соответствии с кото­рой человек как субъект есть источник самопричинности и саморегуляции.

Как можно было заметить, на данном этапе исследования проводился анализ письменных опросов в соответствии с принятым в феноменологи­ческом подходе принципом открытости смыслам, которые придают своему опыту респонденты [17]. Их последовательная конденсация позволила вы­делить несколько тем, структурированно описывающих интересующий нас феномен (представления), как его понимали сами респонденты. Вслушива­ние в смыслы обыденного опыта участников исследования в сочетании с фокусировкой на теоретической проблематике позволили нам вывести тему из данных, которую можно обозначить как сензитивность к событию или чув­ствительность к возможностям, которыми располагает человек, совершению выбора. Предполагаем, что обсуждение теоретической проблемы соотноше­ния автономии и подверженности внешним влияниям в структуре субъект- ности и обсуждение категории пассивности в связи с этими представлениями будет продолжено в дальнейшем в связи с результатами психосемантического исследования образа судьбы мусульман, осужденных за совершение пре­ступлений террористического характера и экстремистской направленности.

Заключение и выводы

В данной статье мы постарались показать, насколько актуальной яв­ляется тема судьбы для психологии. Полученные данные говорят о том, что сущность судьбы трактуется в рамках нескольких основных понятийных континуумов. В качестве них выступает ряд психологических понятий, ко­торыми психологическая наука (в частности такое ее направление, как экзи­стенциальная психология) оперирует давно и привычно. В связи с тем, что изучаемые понятийные континуумы, пересекаясь и накладываясь друг на друга, образуют многомерную смысловую конструкцию в ментальном мире личности, ее изучение сопряжено со значительными трудностями методиче­ского и методологического характера. Однако были бы крайне желательны­ми как активизация исследований в этой области в целом, так и преодоление всех обозначенных сложностей.

Вместе с тем полученные результаты вновь ставят перед психологами задачу переосмысления проблемы субъекта как в содержательно-структур­ном, так и в динамическом аспектах. Данная мысль высказывалась и ранее [18]. Но для того чтобы получить наиболее полное представление о субъект- ности, необходимо учитывать и психологию человека с религиозным миро­воззрением. В этой связи уместно привести высказывание М.С. Гусельцевой о том, что «проблема субъекта более не может осмысливаться вне его повсед­невности, гендерной принадлежности, возможности учитывать разнообразие стилей жизни и факторы социокультурной относительности формирования этой субъективности» [19, с. 11].

Дальнейшие исследования феномена судьбы с экзистенциальных пози­ций могут внести вклад в соответствующую область психологии: судьба мо­жет быть сопоставлена с ее основными конструктами и процессами: смысл [20], выбор [21], личностный потенциал [22], самоосуществление личности [23], персонализация личности [24] и т.д. Их результаты, вероятно, также бу­дут востребованы и в практике, ввиду того, что в обществе есть явный запрос на работу с людьми, придерживающимися исламской практики.

С нашей точки зрения, представляется необходимым сделать еще одно заключение, в котором соотнесем результаты данного психологического ис­следования с выводами С.И. Чудинова [25]. Проанализировав существующие богословские трактовки догмата о предопределении по двум основаниям (определение характера провидения, а также свободы воли и действия чело­века), автор расположил их на условной шкале, начало которой обозначено как «ограниченный фатализм», а конец - «Божественный пандетерминизм». В термин «фатализм» автор вкладывает «представление об определении (ко­нечной) судьбы человека Богом, при сохранении его способности волить и свободно совершать поступки, быть объективной причиной последствий своей практической активности» [25, с. 260]. И тогда человек делит ответст­венность за свою личную судьбу с Богом. В свою очередь «пандетерминизм» представляет «убежденность не только в зависимости судьбы от воли Бога, но также и в том, что Бог - творец любых причин и истинный действователь в любых процессах» [там же]. Здесь волевая активность человека принимает вид влечения к добру или же склонность к греху. Согласно автору, первая по­зиция характерна для салафизма, вторая - для ашаризма. Мы допускаем, что лишь немногие мусульмане, даже хорошо знакомые с исповедуемой акыдой, посвящены во все нюансы указанных интерпретаций. В то же время, исхо­дя из полученных в ходе исследования результатов, можем сделать вывод о том, что понимание предопределения (судьбы) принявшими в нем участие мусульманами ближе ко второму полюсу или ашаритской версии.

Список литературы

1. Зонди Л. Судьбоанализ. М.: Три квадрата; 2007. 432 с.

2. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс; 1990. 368 с.

3. May R. Freedom and destiny. New York: Norton; 1999. 288 p.

4. Bandura A. Self-effi cacy: the exercise of control. New York: W.H. Freeman & Co; 1997. 604 p.

5. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Краткий психологический словарь. Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Ростов н/Д.: Феникс; 1998. 512 с.

6. Розин М.В. Психология судьбы: программирование или творчество? Вопросы психологии. 1992;(1):98–105.

7. Чудновский В.Э. Смысл жизни и судьба человека. Общественные науки и современность. 1998;(1):175–182.

8. Коржова Е.Ю. Психологическое познание судьбы человека. СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена; 2002. 336 с.

9. Сапогова Е.Е. Жизнь и судьба: построение индивидуальной мифологии, самопроектирование и субкультура личности. Известия ТулГУ. Серия «Психология». Тула: ТулГУ, 2003;(3):195–214.

10. Калям Шариф. Перевод смыслов. Казань: Издательский дом «Хузур» – «Спокойствие»; 2019. 640 с.

11. Улановский А.М. Качественные исследования: подходы, стратегии, методы. Психологический журнал. 2009;(2):18–28.

12. Бусыгина Н.П. Методология качественных исследований в психологии. Учебное пособие. М., 2011. 284 с.

13. Хорошилов Д.А., Мельникова О.Т. Качественный анализ в психологии: наука или искусство. Вопросы психологии. 2018;(3):3–12.

14. Creswell J.W. Qualitative inquiry and research design: Choosing among fi ve traditions. Thousand Oaks, CA: Sage Publications; 2007. 395 p.

15. Османов М-Н. О. Коран. Перевод смыслов. СПб.: Диля; 2016. 576 с.

16. Rotter J.B. Generalized expectancies for the internal versus external control of reinforcement. Psychological Monographs: General and Applied. 1966;(18):1–28.

17. Бусыгина Н.П. Феноменологическое описание и интерпретация: примеры анализа данных в качественных психологических исследованиях. Московский психотерапевтический журнал: специальный выпуск: феноменологический подход в психологии и психотерапии. Ред. Ф.Е. Василюк, В.В. Архангельская. 2009;(2):52–76.

18. Знаков В.В. Новый этап развития психологических исследований субъекта. Вопросы психологии. 2017;(2):3–16.

19. Гусельцева М.С. Рождение субъективности из духа человекознания. Вопросы психологии. 2018;(1):3–15.

20. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл; 2003. 487 с.

21. Леонтьев Д.А., Фам А.Х., Овчинникова Е.Ю. Проблема выбора в науках о человеке: от рациональных моделей к экзистенциальным. Человек перед выбором в современном мире: проблемы, возможности, решения. Материалы Всероссийской науч. конференции 27-28 окт. 2015 г. Т. 1. М.: Научная мысль; 2015. С. 18–33.

22. Личностный потенциал: структура и диагностика. Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл; 2011. 680 c.

23. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл; 2001. 416 с.

24. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов-н/Д.: Феникс; 1996. 512 с.

25. Чудинов С.И. Терроризм смертников: проблемы научно-философского осмысления (на материале радикального ислама): монография. М.: Флинта: Наука; 2010. 312 с.


Об авторе

А. В. Касимова
Центр исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан
Россия
Касимова Анастасия Валериановна, научный сотрудник


Для цитирования:


Касимова А.В. Представления о судьбе у светской и мусульманской молодежи. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):433-455. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-433-455

For citation:


Kasimova A.V. Image of the fate of modern students. Minbar. Islamic Studies. 2020;13(2):433-455. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2020-13-2-433-455

Просмотров: 530


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)