Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Становление этно-конфессионального мусульманского образования на севере Кыргызстана в конце ХIХ – начале ХХ вв.

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2021-14-2-297-309

Полный текст:

Аннотация

В настоящем исследовании предпринимается попытка обобщить опубликованные данные и архивные материалы о становлении системы этно-конфессионального образования на севере Кыргызстана, особенно в городе Токмок. Благодаря своему географическому положению этому городу в конце ХIX – начале ХХ вв. было суждено стать просветительским центром кыргызских обществ. В 1897 г. была открыта Токмокская русско-туземная школа, которая чаще всего называлась по фамилии ее заведующего Ровнягинской. Здесь детей-мусульман обучали основам ислама и родному языку, а также русской грамоте и ремеслу – столярному, переплетному, сапожному делу. По замыслу чиновников русской администрации края, подобные школы должны были готовить переводчиков и мелких чиновников из коренных жителей. Вместе с этим в 1901–1902 гг. в Токмоке было открыто джадидское медресе «Экбаль» («Прогресс»), в котором помимо обучения родному языку и религиозным дисциплинам по новому методу преподавались география, арифметика, анатомия и другие дисциплины. В статье также приводится краткая программа обучения в этом медресе.

Для цитирования:


Султаналиев Б.Т. Становление этно-конфессионального мусульманского образования на севере Кыргызстана в конце ХIХ – начале ХХ вв. Minbar. Islamic Studies. 2021;14(2):297-309. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2021-14-2-297-309

For citation:


Sultanaliev B.T. Formation of ethno-confessional Muslim education in the north of Kyrgyzstan in the late XIX-early XX centuries. Minbar. Islamic Studies. 2021;14(2):297-309. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2021-14-2-297-309

Введение

С конца ХIХ века в среде мусульманского населения Российской империи стали предприниматься попытки реформы этно-конфессионального образования. Сторонников этого движения называли джадидами (от араб.
«джадид» – новый). Одной из главных задач джадидизма было приобщениемусульман к европейской науке и культуре, переход на современную западную систему обучения, которая включала в себя разделение на классы, создание учебников на родном языке, введение в учебный процесс, наряду с религиозными дисциплинами, точных и естественных наук, а также изучение русского и других европейских языков.

Как известно, огромную роль в распространении идей джадидизма сыграл выдающийся крымскотатарский просветитель Исмаил Гаспринский (1851–1914). Издаваемая им с 1883 г. газета «Тарджиман» («Переводчик») пользовалась огромной популярностью среди передовой части мусульманского населения всей империи, а открытая им в 1884 г. первая новометодная школа в Бахчисарае стала образцом для джадидских медресе в других регионах большой страны [1, с. 37]. Так, например, появившаяся в начале ХХ в. новометодная школа в кыргызском городе Караколе была названа именем Исмаила Гаспринского еще при его жизни [2, с. 43–44].

Однако если о джадидизме в Крыму, Поволжье и Узбекистане известно довольно много1, то специализированных исследований о новометодных школах Кыргызстана пока недостаточно. Среди редких примеров работ о развитии мусульманского этно-конфессионального образования в регионе и о местных просветителях необходимо особо отметить монографию А. Кубатовой [2].

В настоящем исследовании предпринимается попытка обобщить опубликованные данные и архивные материалы о становлении системы образования на севере Кыргызстана, особенно в городе Токмок. Благодаря своему географическому положению этому городу было суждено стать просветительским центром кыргызских обществ. Город был одним из промышленных и торговых центров Семиреченской области и находился в благоприятных условиях как центральный торговый пункт для населения Пишпекского, южной части Верненского и западной части Пржевальского уездов. Токмокский базар принимал в среднем свыше трех тысяч покупателей и продавцов ежедневно, а в иные дни на базар прибывало и до пяти тысяч человек. По величине Токмоку уступали многие уездные города (в нем было около 7 тысячи жителей). Так, по всеобщей переписи в 1897 году население Токмока составило 6870 человек (тогда как в Пишпеке (совр. Бишкек) – 6615 чел.). Больше половины из них, 4199 чел., были мусульмане, остальные – православные русские [3, с. 94–100].

Мусульманское население Токмока было представлено татарами, сартами, дунганами и джатаками – осевшими кыргызами из Пишпекского, отчасти Пржевальского и Верненского уездов. Торговля и ремесла были их главным занятием.

Русско-туземные школы

С появлением русских селений в Семиречье и открытием школ кыргызы изъявили желание учиться и не жалели средств на школьное образование. Уже в 1871 году четыре волости Токмокского уезда приняли решение о сборе с каждой кибитки ежегодно по 10 копеек на обустройство и содержание в Токмоке школы, в которой кыргызские дети обучались бы грамоте – русской и кыргызской. Они желали получить основные навыки ведения сельского хозяйства, ветеринарии, а также знания, необходимые для того, чтобы стать не просто хорошим земледельцем или скотоводом, но и в принципе образованным человеком. По уведомлению уездного начальника подобные решения принимали и прочие волости Токмокского уезда [4, с. 38]. В 1896 году жители Пишпекского уезда вынесли решение об открытии русско-туземных школ за счет кыргызского населения и обратились с такой просьбой к местной царской администрации. В результате 1 ноября 1897 года была открыта Токмокская русско-туземная школа, которая чаще всего называлась по фамилии ее заведующего Ровнягинской.

Василий Петрович Ровнягин (1865, Семиреченская область, Мало-Алматинская станция – 1918, Токмок) – просветитель, общественный деятель, краевед. После окончания Ташкентской семинарии в течение 37 лет, до конца своей жизни, он работал в Токмоке в сфере просвещения. Открыв русско-туземную школу, стал учителем, потом директором. Вместе с И.Т. Понамаревым В. Ровнягин исследовал археологические памятники Чуйской, Кеминской, Джумгальской, Суусамырской долин, собирал кыргызские сказки и легенды, изучал недра Кыргызстана, собирал образцы минералов, растений и насекомых. Собранные данные и коллекции он отправлял в Русское географическое общество в Петербурге, помогал И. Мушкетову, Ф. Пояркову и другим ученым в исследовании края. В. Ровнягин был широко известен среди населения региона своими работами по строительству защитных дамб от наводнений в городе Токмок, эксплуатации минеральной воды Иссык-Ата, по развитию пчеловодства, открытию культурно-просветительных учреждений и др. Статьи В. Ровнягина «Описание Бурана под Токмоком» (1896), «Минеральная вода Иссык-Ата» (1907), «Токмок» (1912) и другие печатались в газетах и журналах Туркестана и Семиречья [5].

Просветительская деятельность В.П. Ровнягина вызывала огромное уважение и среди мусульманского населения, которое уважительно называло его «мугалим Василий». Он организовал бесплатные вечерние курсы для взрослых по обучению грамоте, географии, истории и др. Обучал сыновьей известного манапа Шабдана Джантаева – Кемела и Омана. Шабдан и Ровнягин были в достаточно дружеских отношениях, часто гостили друг у друга2.

На содержание Ровнягинской школы из общественных сумм г. Токмака ежегодно отпускалось 730 руб. Школа имела собственный дом, приспособленный для учебных занятий. В большой классной комнате велись занятия трех отделений (первого, второго и третьего года обучения). Здесь учились дети кыргызов, узбеков, татар, дунган, русских. В первом учебном году в ней обучался 41 ученик, в том числе узбеков – 15, кыргызов – 14, русских – 8, татар – 4 [1, с. 55–56]. Она занимала первое место среди русско-туземных школ Кыргызстана по количеству учащихся. В 1903 году число обучаемых выросло до 120 [6, с. 558]. Детей обучали не только грамоте, но и ремеслу – столярному, переплетному, сапожному делу.

В 1898 г. такая же школа появилась в Сокулуке, в 1899 г. – в Тынаевской и Джумгальской волостях, в 1900 г. – в Кетмен-Тюбе [7, с. 49]. По замыслу чиновников русской администрации края, подобные школы должны были готовить переводчиков и мелких чиновников из коренных жителей. При этом в русско-туземных школах работали местные учителя, обучающие детей мусульманской грамоте. Русский и местный учитель поочередно занимались с каждой группой учеников училища, так что каждый ученик в течение дня занимался 2 часа в русском классе и 2 часа в мусульманском [8, с. 44].

Джадидское медресе «Экбаль»

Носителями идей джадидизма в среде кыргызского населения являлись, главным образом, татары и башкиры. Воплощению этих идей во многом способствовали столичные и областные съезды мусульман. На всех этих съездах вырабатывались почти одинаковые резолюции, главным тезисом которых была необходимость развития национального образования на средства местных сообществ. В Кыргызстане, в отличие от других регионов Туркестанского края, новометодные школы поддерживались основной массой народа и строились на средства местных манапов. Так, например, в 1909 г. в Чон-Кемине местный манап Шабдан баатыр Жантай уулу (1839–1912) построил медресе «Шабдания», в 1914 в селе Куртка – Калпа ажы (даты рожд. и смерти неизвестны), в Иссык-Кульской долине в 1909 г. – Чыныбай уулу Баракан (даты рожд. и смерти неизвестны), в Ле-Коле – Жийдебай (даты рожд. и смерти неизвестны), в местности Туура-Суу Тонской волости – Сагаалы манап Малы уулу (даты рожд. и смерти неизвестны), в 1911 в Жумгальской долине была построена «школа Курмана»3.

Однако одна из первых джадидских школ в 1901–1902 гг. появилась в Токмоке и получила название «Экбаль». Инициаторами её открытия стали влиятельные токмокские купцы, главным образом Галий Узбеков (даты рожд. и смерти неизвестны), выстроившие современное здание для медресе и пригласившие учителя Закира Вагапова (даты рожд. и смерти неизвестны), который применил в Токмоке новый метод обучения мусульманских детей грамоте. Новое медресе в первый же год работы по новому звуковому методу привлекло внимание мусульманского населения Токмока [9]4. Историк Белек Солтоноев отмечает, что новометодные джадидские школы были тепло встречены и поддержаны местным населением: «... в 1900 году в Токмок при ехал ногой (татарин) по имени Закир Адамылла Абдылкашап уулу и начал обучать детей новым методом, с того времени стало больше образованных людей и многие начали читать газету «Тарджиман», выпускаемую в Бахчи-Сарае (Крым)» [10, с. 33]. Похожее сообщение и у историка Осмонаалы Сыдыкова: «10 лет не прошло после того, как в 1901–1902 гг. из Троицка в Токмок прибыл знаток Корана Закир кары Вохабов. В то же время и количество учеников во много раз увеличилось. В Токмоке чиновник по имени Чавоков, запретив в городе обучение кыргызских детей, приказал их выгонять. Но только после просьбы Шабдана баатыра и по инициативе нашего наставника-учителя Закира дамоллы не стали распускать детей. Из года в год число обучающихся стало увеличиваться. Этот человек начал обучать детей синтаксису (наху) и морфологии (сарф) по новому методу, а также преподавал историю, географию и арифметику» [11, с. 14].

По словам В.П. Ровнягина, только некоторые имамы сартовских мечетей продолжали враждебно относиться к нововведениям Вагапова в Токмоке, да и ахуны дунганских мечетей остерегали свой народ от посещения русско-туземных школ и медресе «Экбаль», поэтому сартовское (узбекское) – более значительное – население редко отдавало своих детей в эту школу. Однако татары и особенно кыргызы обучали своих детей в «Экбале». В 1908 году в медресе «Экбаль» учились: татар – 36, сартов (узбеков) – 30, дунган – 9, кашгарских сартов (уйгуров) – 5, кыргызов –200, итого 280 человек. В Токмакской русско-туземной школе обучалось до 60 человек, большей частью татары и сарты, в том числе 16 русских и ни одного дунганина. В ней преподавал мулла, знакомый с обучением по звуковому методу и в совершенстве владевший русским языком. Кыргызы массами изъявляли желание учиться по-русски, но Токмокская русско-туземная школа, не имея свободных мест, не могла удовлетворить их желания [9].

Внутренняя организация «Экбаля» была своеобразной. Определенных программ и правил не существовало. Инициативе преподавателей был дан широкий простор. Общество, содержащее школу, активно участвовало в обсуждении вопросов ее внутренней организации. Избранные от общества три попечителя были заняты изысканием средств на содержание школы и вознаграждение преподавателей. На 280 учеников было 8 преподавателей: из которых 1 – директор-мударис и 7 – преподавателей-мугалимов. Определенного жалованья мударису и мугалимам не предусматривалось; его заменяли садака – денежные подарки и приношения родителей учеников, причем для мугалимов они колебались от 300 до 500 руб., а для мудариса – от 600 до 1000 руб.

В медресе «Экбаль» было 3 класса, в каждом из которых изучались свои дисциплины.

I-й класс – одногодичный:
Освоение чтения и письма осуществлялось через звуковой метод. Обучение родному языку велось по учебникам А. Максуди5 «Мугалим авваль» («Первый учитель»), а чтение Корана – по «Мугалим сани» («Второй учитель»). Затем изучалась книга Р. Фахриддина6 «Тарбияли бала» («Воспитанное дитя»). Также в программу входило написание цифр до 100 и знакомство с религиозными обрядами (ибадат исламия).

II-й класс – одногодичный:
Изучались догматика по книге А. Максуди «Акаид исламия» («Исламское вероучение»), чистописание (язу), арифметика (хисаб зегни), чтение на родном языке и история пророков по учебникам Зубаирова7, чтение Корана с правилами рецитации (тадживид), начальные сведения по географии.

III-й класс – двухгодичный:
Правописание (имла), чтение и пересказ, чтение Корана, догматическое вероучение, история ислама, национальная история (тарихи милли), арабский язык, география – по учебнику «Джаграфия» Хариса8, а также при помощи
глобуса и карт, начальные сведения по логике (мантык), стилистике (инша), арабская литература – по сочинению Тафтазани, арифметика, геометрия, гигиена [9].

Многие предметы преподавались без учебников, по лекциям учителей.

В последующем в медресе были созданы отдельные кыргызские группы, где преподавали кыргызские учителя из числа выпускников «Экбаля». Возраст кыргызских учеников – от 10 до 25 лет. Дети джатаков (осевших кыргызов), проживающие в Токмаке, обучались приходящими учениками. Дети же кыргызов отдаленных волостей жили при медресе в общежитии за свой счет. Ежегодное количество таких учеников-кыргызов насчитывало от 150 до 200 человек. Окончившим курс медресе «Экбаль» выдавали дипломы на татарском языке. В 1914 году программа медресе несколько изменилась: учащиеся делились уже на пять курсов. На старших курсах добавились такие предметы, как анатомия, география России и др. [1, с. 41].

В медресе «Экбаль» была собрана богатая библиотека, в которой помимо литературы имелась также и периодика. Школа в разное время выписывала до 14 газет и журналов на русском и татарском языках, например, такие популярные джадидские газеты, как «Эль-ислах», «Нур», «Вакт», «Тазагаят», «Юлдуз», «Урал», журналы «Шуро», «Чокуч» и «Мулла-Насреддин».

Население Токмока дружно поддерживало свое медресе, снабжая его средствами и обеспечивая учительский персонал относительными удобствами для дальнейшего развития.

Однако информация о деятельности медресе после 1916 г. в источниках отсутствует. Вероятно, в этот год оно прекратило свою работу, как и большинство других школ региона, разрушенных или сильно поврежденных в ходе восстания кыргызов против царской власти в 1916 г. В то же время некоторые джадидские школы в Кыргызстане, например, упомянутая выше школа имени Исмаила Гаспринского в городе Каракол, продолжали свою деятельность и в первые годы Советской власти [2].

Заключение

Изученный материал позволяет говорить, что в медресе «Экбаль» уделялось большое внимание как светскому, так и религиозному обучению. Постепенно медресе превратилось в центр подготовки просветителей для всего Северного Кыргызстана. Здесь получали образование многие будущие учителя местных мектебов, будущие шакирды медресе Казани и Уфы. Обучившись в медресе, они стали первыми распространявшими, вынося знания и новые идеи среди кыргызского населения. Получив должности мулл и открыв собственные школы, они обучали детей грамоте по новому методу. Среди выпускников джадидских медресе были такие выдающиеся просветители и акыны письменники, как Талып молдо9, Алдаш молдо10, Ак молдо11, Нурмолдо12, Тоголок Молдо13, Молдо Кылыч Шамыркан уулу14 и др. Выпускники этих учебных заведений стали первыми представителями национальной интеллигенции Кыргызстана в ХХ веке.

Джадидские медресе – колыбель зарождения национального самосознания. Они сыграли значительную роль в просвещении кыргызского народа. Благодаря деятельности татарских и башкирских учителей в кыргызском обществе были заложены не только основы светского народного образования, но и идеология Нового времени, позволившая кыргызам отойти от средневекового понимания мира и приблизиться к модернистскому типу мышления.

 

1 См., например: Алимова Д.А. Джадидизм в Средней Азии: Пути обновления, реформы, борьба за независимость. Ташкент: Ўзбекистон; 2000. 23 с.; Гайнуллин М.Х. Каюм Насыров и просветительское движение среди татар. Казань: Таткнигоиздат; 1955. 96 с.; Абдуллаев Р.М., Агзамходжаев С.С., Алимов И.А. Туркестан в начале XX века: к истории истоков национальной независимости: монография. Науч. ред. Раджапова Р.Я. Акад. наук Респ. Узбекистан. Ин-т истории. Ташкент: Шарк; 2000. 671 с. и др.

2 Архив историко-краеведческого музея города Токмок. Фонд: народное образование. 3 ячейка, 9 папка.

3 Рукописный фонд Национальной академии наук Кыргызской Республики. Инв. № 129. С. 67–68.

4 Автор статьи свою фамилию полностью не раскрыл, написав только «В. Р». Мы считаем, что это был сам В.П. Ровнягин.

5 Ахмедхади Максуди (1868–1941) – татарский просветитель и общественный деятель, автор ряда новаторских методик и учебников, до сих пор остающихся популярными среди мусульман России. Среди них – «Мугаллим сани» («Второй учитель»), «Гыйбадате исламия» («Исламские обряды»).

6 Ризаэтдиин Фахретдин (1859–1936) – татарский богослов, историк, журналист, основатель и главный редактор популярного журнала «Шуро», муфтий Центрального духовного управления мусульман в 1921–1936 гг., автор многочисленных работ по исламскому богословию, истории и педагогике.

7 Не удалось найти сведений об авторе, они были взяты из указанной статьи В. Ровнягина.

8 Тоже не удалось найти сведений об авторе.

9 Талып молдо (=Талып Байболот уулу, 1849–1949) – кыргызский просветитель и педагог.

10 Алдаш молдо (=Жээникеев Алдаш, 1874–1930) – кыргызский просветитель, педагог, поэт и писатель.

11 Ак молдо (=Ыбырай Абдрахманов, 1888–1967) – кыргызский акын, сказочник, манасчи, собиратель фольклора.

12 Нурмолдо (1838–1929) – кыргызский просветитель и педагог.

13 Тоголок Молдо (=Байымбет Абдрахманов, 1860–1942) – кыргызский просветитель, целитель, акын, собиратель фольклора.

14 Молдо Кылыч Шамыкан уулу (1866–1917) – кыргызский поэт-импровизатор, акынписьменник, один из зачинателей современной киргизской литературы, ознаменовавший переход от фольклорного творчества к авторским произведениям.

Список литературы

1. Айтмамбетов Д. Дореволюционные школы в Киргизии. Фрунзе: Киргосиздат; 1961. 129 с.

2. Кубатова А.Э. Кыргызстандагы жадидчилик кыймылы (1900–1916). Бишкек: Максат; 2012. 204 с.

3. Населенные места Российской империи в 500 и более жителей. По данным Первой всеобщей переписи населения 1897 г. Под ред. Тройницкого Н.А. СПб.: Общественная польза; 1905. 116 с.

4. Пожертвования киргиз Токмакского уезда. Туркестанские ведомости. 1871;9:5–38.

5. Кыргыз тарыхы: энциклопедия. Жооптуу ред. Асанканов А. Бишкек: Мамлекеттик тил жана энциклопедия борбору; 2003. 464 б.

6. По краю. Туркестанские ведомости. 1903;89:556–560.

7. Обзор Семиреченской области за 1903 год (Приложение к всеподданнейшему отчету). Верный: Семиреч. обл. правления; 1904. 56 с.

8. Граменицкий С.М. Очерк развития народного образования в Туркестанском крае. Сборник материалов для статистики Сыр-Дарьинской области. Т. V. Ташкент: Ф. и Г. бр. Каменские; 1896. 96 с.

9. Новые течения в школьной жизни русских мусульман. Семиреченские областные ведомости (неофициальная часть). 1908;15:164–170; 17:182–189.

10. Солтоноев Б. Кыргыз тарыхы: Тарыхый очерктер. 2-китеп. Бишкек: Учкун; 1993. 224 б.

11. Сыдыков О. Тарих кыргыз Шадмания: Кыргыз санжырасы. Фрунзе: Кыргызстан; 1990. 112 б.


Об авторе

Б. Т. Султаналиев
Институт истории, археологии и этнологии им. Б. Джамгерчинова Национальной академии наук Кыргызской Республики
Кыргызстан

Султаналиев Бакыт Таалайбекович, научный сотрудник

г. Бишкек



Для цитирования:


Султаналиев Б.Т. Становление этно-конфессионального мусульманского образования на севере Кыргызстана в конце ХIХ – начале ХХ вв. Minbar. Islamic Studies. 2021;14(2):297-309. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2021-14-2-297-309

For citation:


Sultanaliev B.T. Formation of ethno-confessional Muslim education in the north of Kyrgyzstan in the late XIX-early XX centuries. Minbar. Islamic Studies. 2021;14(2):297-309. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2021-14-2-297-309

Просмотров: 663


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)
ISSN 2712-7990 (Online)