Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Конструктивный диалог в Махачкале о проблемах и перспективах развития теологического образования в России

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2018-11-4-907-931

Полный текст:

Аннотация

Конференция «Теологическое образование: проблемы и перспективы развития», состоявшаяся 20–21 декабря 2018 г. в г. Махачкале (Республика Дагестан), была организована Дагестанским гуманитарным институтом совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом при поддержке Муфтията Дагестана с целью выработать ориентиры исламского теологического образования в Дагестане и других республиках Северного Кавказа. На тематику конференции откликнулись ученые, общественные и государственные деятели, журналисты, представители институтов гражданского общества из регионов России. В рамках конференции состоялось пленарное заседание, работали две секции: «Современное состояние и основные проблемы теологического и религиозного образования в Российской Федерации», «Роль теологического образования в духовно-нравственном развитии общества, в противодействии вызовам и угрозам современности».

Для цитирования:


Кашаф Ш.Р. Конструктивный диалог в Махачкале о проблемах и перспективах развития теологического образования в России. Minbar. Islamic Studies. 2018;11(4):907-931. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2018-11-4-907-931

For citation:


Kashaf S.R. A Meeting in Makhachqala regarding the problems and prospects of theological education in Russia. Minbar. Islamic Studies. 2018;11(4):907-931. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2018-11-4-907-931

Введение

Всероссийская научно-образовательная конференция «Теологическое образование: проблемы и перспективы развития», организованная Дагестанским гуманитарным институтом (ДГИ) по заказу1 Санкт- Петербургского государственного университета (СПбГУ), состоялась 19-22 декабря 2018 г. в столице Республики Дагестан г. Махачкале. Устроители конференции поставили перед ее участниками - более 150 человек, представ­лявших государственные университеты, федеральные образовательные и научно-исследовательские центры, исламские учебные заведения Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Казани, Уфы, Грозного, Махачкалы и Дербента, городов Ставропольского края и Республики Северная Осетия - Алания и др., а также централизованные исламские, православные и иудей­ские религиозные организации, - задачу показать роль и значение академиче­ской теологии в системе исламского образования в России, рассмотреть наи­более важные аспекты подготовки квалифицированных кадров в интересах мусульманских религиозных и образовательных организаций, направления деятельности исламских учебных заведений по формированию духовно-нрав­ственного потенциала молодого поколения, более всего подверженного влия­нию экстремистских организаций.

Помимо рассмотрения этих вопросов, докладчики изложили свои точки зрения относительно нововведений, касающихся цифрового мира, целесо­образности сбалансированности методов подготовки обучающихся в государ­ственных и религиозных образовательных организациях.

 

Рис. 1. Пленарное заседание Всероссийской конференции в Махачкале. © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 1. The Plenary meeting ofthe All-Russian Conference in Mahachkala. © The press service ofDIH

 

Приветствуя участников конференции, ректор Дагестанского гуманитар­ного института П. А. Магомедова красной линией провела мысль о необходимо­сти интеграции усилий участников образовательного процесса, научного сооб­щества, мусульманских богословов и педагогической интеллигенции, посколь­ку поликонфессиональная теология и, в частности, исламская теология представляет собой сложное сплетение духовно-религиозной, социально-гума­нитарной, логико-философской, историко-культуроведческой областей разви­тия мысли наших народов. В этой связи необходимо найти адекватный компро­мисс между светскими и религиозными моделями образования, который бы позволил придать теологии методологическую основательность и рациональ­ность. Бесспорно, это сопряжено с определенными трудностями, но вопрос, по мнению руководителя ДГИ, вполне разрешимый. Выстраивание эффективной системы обучения в сфере исламского теологического образования, основыва­ясь на инновациях при сохранении его фундаментальности, в конечном счете должно вывести современную мусульманскую молодежь на новый уровень качества человеческого и интеллектуального капитала.

 

Рис. 2. М. Магомедов, П. Магомедова (Махачкала). © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 2. Magomed Magomedov, Patimat Magomedova (Mahachkala). © The press service ofDIH

 

В том, что данное мероприятие проводится именно в Дагестане, в обстановке социально-политиче­ского, кадрового и духовного обнов­ления региона, акцентировала руко­водитель ДГИ, трудно не усмотреть его знаковый характер. Цель моло­дого кадрового потенциала теологов (и не только, но и журналистов, педагогов, лингвистов, экономистов с базовым теологическим образованием) в свете переживаемых событий - стать гарантами мирного диалога между государством и религиозными сообществами, гарантами межкультурного и межэтнического сосуществования, носителями идей обновления духовно-нравственной культуры общества. А это значит, что не менее важным аспектом исламского теологического образования становится вопрос о его развитии как факторе духовной безопасности общества в целом и каждой личности в отдельности.

В адресованном участникам конференции приветственном слове первого проректора по учебной и методической работе Санкт-Петербургского государ­ственного университета М. Ю. Лавриковой, которое было зачитано П. А. Гусено­вой (СПбГУ), отмечается важное значение инициированной президентом России В. В. Путиным и утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2016 г. № 1532 государственной програм­мы Российской Федерации «Реализация государственной национальной поли­тики». Ответственным исполнителем Программы является Федеральное агент­ство по делам национальностей, одним из ее ключевых участников также стало Министерство науки и высшего образования Российской Федерации.

Дагестанский гуманитарный институт, подчеркнула она, выполняет ответ­ственные задачи по обеспечению подготовки специалистов с углубленным зна­нием истории и культуры ислама, отметив, что в данной сфере между СПбГУ и ДГИ складывается благотворное сотрудничество, и Республика Дагестан должна ощутимо почувствовать результаты такого партнерства.

К организаторам и делегатам встречи обратилась в приветственном письме министр по национальной политике и делам религий Республики Дагестан Т. В. Гамалей, которое огласил первый заместитель министра Г. А. Давыдов. Руководитель ведомства подчеркнула, что регион имеет богатый опыт мирного сосуществования этносов и конфессий, многовековые прочные национальные отношения, духовные и культурные связи, сложившиеся между народами и конфессиями России, которые не только испытаны временем, но и воплоще­ны в современную реальность.

Прочность мира северокавказского общества сегодня во многом зависит от диалога и сотрудничества, основанного на доверии и взаимопонимании. Необходимо сообща отстаивать традиционные нравственные ценности наших народов перед лицом вызовов и угроз современного мира, совместно противо­стоять таким негативным явлениям, как ксенофобия, межэтническая и межре- лигиозная рознь, продолжила она. Этот процесс должен быть активизирован, учитывая трагические события - национальные и религиозные конфликты в отдельных регионах мира, попытки радикальных исламистских организаций дестабилизировать обстановку на Северном Кавказе. Поэтому для нашей республики, подчеркнула Т. В. Гамалей, крайне важно сформировать новое ценностное мировозрение сограждан, соответствующее требованиям нынешне­го времени.

В решении этой задачи большое значение имеет образование, подготовка теологов и богословов, о чем неоднократно говорил президент страны В. В. Путин на встречах с представителями духовенства. Необходимо, подчер­кивается в тексте приветствия, опираясь на свои исторические традиции, опыт научно-педагогической деятельности и кадровый потенциал, содействовать формированию интеллектуального духовно-нравственного потенциала моло­дежи нашей страны. В этом состоит общегуманитарное и воспитательное зна­чение теологии, ее ценностная и воспитательная роль в высших учебных заве­дениях и в подготовке преподавателей высших и средних школ. Министр выразила надежду на то, что конструктивный диалог о роли и значении теоло­гического образования и перспективах его развития, рекомендации конферен­ции найдут свое практическое воплощение.

По поручению муфтия Дагестана Ахмада Афанди Абдулаева с приветствен­ной речью на пленарном заседании выступил его помощник И. А. Асадулаев. Обращаясь к присутствующим, он сказал: «Актуальность теологического обра­зования в современной России обусловлена необходимостью духовно-нрав­ственного развития общества, противодействия и профилактики экстремизма, который несет в себе глобальную угрозу мирной жизни общества, ставит пре­грады на пути развития государства, подрывает устои внутренней и междуна­родной стабильности». Религиозный деятель обратил внимание на то, что неграмотность населения в вопросах религии, аморальность и безнравствен­ность, порождающие антиобщественные явления, способствуют укреплению позиций радикалов. Религиозное просвещение является одним из самых эффективных способов формирования духовного щита республики в современ­ных условиях, развития государственно-конфессиональных отношений, меж- культурного и межрелигиозного диалога, сохранения религиозных и традици­онных ценностей граждан. Формирование духовно-нравственных качеств личности, делающих ее способной противостоять негативным факторам, раз­витие в молодежной среде патриотического отношения к Родине возможно через теологическое образование и религиозное просвещение.

О необходимости объединения общих усилий в деле укрепления теологи­ческого образования, развития сетевого взаимодействия между образователь­ными организациями высшего и среднего профессионального образования при реализации образовательных программ говорится в приветственном слове муфтия Духовного собрания мусульман России А. Р. Крганова, зачитанном има- мом-мухтасибом Московской области Д. Н. Мухутдиновым.

Мысль о нетривиальной роли Дагестана в современных обновленческих процессах мусульманской общины на Северном Кавказе отчетливо прозвучала в речи заместителя директора Института стран Азии и Африки Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова Ж. С. Сыздыковой. Дагестан - территория, интересная с разных позиций, подчеркнула она, и для историков, и для специалистов, изучающих культуру. Дагестан - это пример успешной интеграции, земля, которая объединяла и объединяет Запад и Восток. Через Дагестан мно­гие восприятия Востока были доступны Западу.

 

Рис. 3. Ж. Сыздыкова (Москва). © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 3. Zhibek Syzdykova (Moscow). © The press service ofDIH

 

Именно мусульманский мир, пришедший в буду­щую Россию сначала через Дербент, а чуть позже - через Болгары в Поволжье, сделал доступным много из того, что было сделано человечеством в восточной части земного шара. И очень многие идеи, которые сегодня поднимают Российскую Федерацию на научную вершину мира, были также рождены на земле Дагестана.

О многонациональной Республике Дагестан часто говорят, что ее народы - это вековой сплав менталитетов, языков, культур и религий.

И сегодня главная задача остается прежней - ува­жать историю и традиции своего народа, не ума­ляя при этом достоинства других культур. Вслед за казахским поэтом Олжасом Сулейменовым, в мечтах видевшего породнен­ными духом Азию и Запад, хочется сказать о том, что сегодня важно для всех нас, - «возвысить степь, не унижая горы».

Пленарные доклады и выступления

Актуальная тема конференции привлекла внимание ученых, преподавате­лей различных учебных заведений, религиозных деятелей. Большая часть докладов была посвящена различным аспектам теологического образования. Так, В. Х. Акаев (Комплексный научно-исслед. ин-т РАН им. Х. И. Ибрагимова; Российский исламский ун-т им. Кунта-Хаджи, Грозный) в докладе «Исламское образование на Северном Кавказе: достижения и перспективы» подробно изло­жил историю исламского образования в регионе, начиная со времени проник­новения и распространения ислама в Дагестане и до наших дней.

Для утверждения исламской религии на захваченных арабскими завоева­телями территориях мусульманские правители и духовенство открывали рели­гиозные школы при строящихся мечетях, где изучались арабский язык, Коран, поэзия мусульманских народов, осваивались знания медицины, математики, географии. Со временем такие школы широко распространились среди даге­станцев, чеченцев, ингушей, ногайцев, адыгских народов, балкар и карачаевцев.

Известный отечественный арабист, переводчик Корана на русский язык, И. Ю. Крачковский, отмечая высокий уровень просвещения в средневековом Дагестане, высказал удивительную мысль о том, что эта территория, представ­ляющая собой груду камней, была самым просвещенным местом, где мусульма­не имели глубокие знания классического ислама по сравнению с остальным мусульманским миром. Отечественные арабисты отмечали, что выходцы из Дагестана являлись известными знатоками шариата, шафиитского мазхаба и были признаны в мусульманском мире, а некоторые из них жили и творили в Дамаске, Багдаде.

Исламское обучение мусульманских народов Северного Кавказа, как и дру­гих народов России, велось на основе традиционно сложившейся системы ислам­ского образования бухарского типа, именуемого кадимизмом (старомечетская школа), воспитавшей не одно поколение мусульманского духовенства, внесшей огромный вклад в освоение ислама. Часть мусульманской интеллигенции, ориен­тированная на социальные изменения в обществе, воспринявшая европейские ценности, капиталистические отношения, выступала за реформы в традицион­ном исламском образовании. Ссылаясь на мнение Р. М. Мухаметшина, отмечаю­щего отсутствие в середине XIX в. соответствия учебных заведений бухарского типа потребностям татарского общества, В. Х. Акаев называет это одной из при­чин, приведших к возникновению джадидизма, реформаторского движения, зародившегося среди европейски просвещенной части татарской интеллигенции. В их числе был выдающийся крымскотатарский мыслитель Исмаил Гаспринский (1851-1914), который ратовал за новые методы в исламском образовании, вве­дение светских дисциплин в процесс обучения, а также за реформы в жизни самих мусульман России, заимствуя при этом образовательные, научные, эконо­мические достижения Запада. Джадидистской или новометодной системе ислам­ского образования в России противостояли в основном сторонники традицион­ного исламского образования.

 

Рис. 4. В. Акаев (Грозный). © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 4. Vakhit Akaev (Grozny). © The press service ofDIH

 

Эти проблемы в определенной мере касались и системы исламского обра­зования на Северном Кавказе. Здесь старомечетская школа была укоренена, прочна, в ней большое внимание уделялось изучению Священного Корана, его заучиванию на память, интерпретации его положений на языках народов реги­она, изучению арабского языка, приспособленного к языковой ситуации народов региона. Был разработан алфавит, названный иджам, адаптированный, напри­мер, к языкам народов Дагестана, Чечни, на котором читался текст Корана. Конечно же традиционали­сты были консервативны, выступа­ли против изучения русского, евро­пейских языков, часто не воспри­нимали социально-экономические новации, достижения научно-тех­нического прогресса. Но староме- тодная школа постепенно претер­певала изменения, становилась восприимчивой к изменениям времени, научно-техническим новациям. Но, как отмечал Г. Ш. Каймаразов, несмотря на появление во второй половине XIX в. сети светских русских школ, мусульманская традиционная школа продолжала играть доминирующую роль в системе образования в крае.

В советское время исламское образование в стране было резко ограничено, действовали только два известных учебных заведения, где получали исламское образование, - это медресе «Мир Араб» в Бухаре и Исламский институт им. Бухари в Ташкенте. Старометодная система духовного образования сохра­нилась почти во всех регионах, где жили мусульмане, но существовала она только нелегально, и местные муллы вынуждены были тайно обучать детей Корану, что было далеко не безопасно. И сегодня старометодные школы функ­ционируют на Северном Кавказе, хотя этот процесс имеет тенденцию к замед­лению. Например, в Чечне в селах остались старые муллы и их ученики, кото­рые обучают по этой системе детей, молодежь, хотя для них открыты офици­альные исламские школы, так называемые школы хафизов, медресе, базирующиеся на самых современных методиках и педагогических технологи­ях. Эта новация набирает обороты, молодое чеченское духовенство ныне полу­чает образование не по традиционной схеме, а в современных исламских институтах, университетах, использующих информационные компьютерные технологии.

Большое внимание В. X. Акаев уделил нынешнему развитию теологическо­го образования в России, имеющего, по его словам, важное значение для духов­но-культурной жизни ее народов. В 1990-е гг. в России стали преподавать отдельные богословские дисциплины, а в 1992 г. Минобрнауки России приняло решение о возможности преподавания теологии, позже был утвержден государ­ственный стандарт по теологии. И только в феврале 2000 г. специальность «Теология» была внесена в «Перечень направлений и специальностей высшего профессионального образования». ВАК признал специальность «Теология» в качестве научной, стали появляться диссертации по православной теологии, проводится подготовка по открытию советов по защите диссертаций по ислам­ской теологии. Но, к сожалению, этот процесс замедлился, отметил докладчик.

В 2001-2002 гг. были приняты поликонфессиональные образовательные стандарты для теологов. В соответствии с ними начали работать исламский и иудаистский вузы. На основе православного вероучения теологов в настоящее время готовит 31 российский вуз, из них 20 - государственные. Около 10 вузов готовят документы на аккредитацию, открываются теологические отделения и кафедры в учебных заведениях Москвы, Омска, Владивостока и т. д. Таким образом, сегодня теология, подчеркнул докладчик, стала востребованным образовательным направлением в России. Выпускники с теологическим обра­зованием заняты во многих сферах жизни общества - в научной, образователь­ной, экспертной деятельности, в области социальной адаптации и воспитатель­ной работы с молодежью. И это позволяет реконструировать разрушенный культурно-исторический код, восстановить сложившиеся в стране духов­но-культурные основы.

О необходимости изучения теологии в государственных вузах страны говорят крупные отечественные ученые. Например, ректор НИЯУ МИФИ М. Стриханов считает, что для университетов теология является мощным вос­питательным ресурсом. В. Акаев напомнил его слова, что к 2017 г. кафедры теологии или теологические направления присутствовали в 51 вузе страны.

С точки зрения представителей православной церкви, теологическое обра­зование нацелено на духовное развитие России, гарантирует безопасность раз­вития общества, сохраняя и укрепляя моральные ценности, традиции патрио­тизма и гуманизма, позволит поднять культурный и научный потенциал госу­дарства, нейтрализует причины и условия, детерминирующие религиозный экстремизм, сепаратизм, а также вызванные ими межэтнические и межконфес- сиональные столкновения, террористические проявления на религиозной почве. По их мнению, через теологическое образование страна может успешно бороться с деятельностью сект и псевдорелигиозных организаций.

Докладчик привел также мнение В. Х. Акимова, высказавшегося за улуч­шение религиозного, теологического образования в регионе, которое, по его убеждению, должно быть сопряжено с формированием многоуровневой систе­мы отечественного исламского образования, качественной подготовкой специ­алистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в регионе и в стра­не в целом, изучением светских дисциплин, особенно относящихся к последним достижениям в области генетики, физики, астрофизики, биотехнологии и т. д. Вопрос соотношения научной истины и истины веры (религиозной истины) ученые, религиоведы и теологи еще будут обсуждать, и в условиях комплимен- тарности, сотворчества он приобретет новый смысл. Такое сотрудничество и взаимопонимание очень важны, так как они направлены на противодействие насилию, злу, деконструкции сущности человека, лишенного нравственно-гу­манистических, духовных оснований, личностного, этнокультурного, граждан­ского самосознания, заключил В. Х. Акаев, имеющий также аффилиацию с отделением кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога по Северному Кавказу (Дербент).

А. М. Буттаева (ДГУ, ДГИ, Махачкала) определила объектом своего исследовательского внимания цифровую эпоху и ее основные особенности, место и роль человека в быстро меняющемся мире. Глобальные изменения в мировом сообществе, усиливающееся влияние цифровых технологий, под­черкнула докладчица, создали условия для формирования нового поколения. В частности, дав психологическую оценку трех поколений детей - «цифровых иммигрантов», «цифровых детей» и «людей Альфа», она показала, как выгля­дит общественная структура с точки зрения вовлеченности в цифровое про­странство. Прорыв в области интернет-технологий предоставил неограниченные возможности их применения и использования. Мир в пространственном смысле расширился, а время увеличило свой бег, ибо получение информации в единицу времени стало сверхбыстрым. Но тревожным фактором современ­ности А. М. Буттаева считает то, что мир стал нечеловекомерным, гибридным, мерцающим. Живое в таких измерениях не живет. И возникают вопросы: а где же сам живой, эмоциональный, нравственный, верующий или неверующий человек? Пришло ли к человечеству понимание, в каком мире он живет? Способен ли он осмыслить мир и дать адекватную оценку этому миру? Ответы на эти философские вопросы, полагает автор доклада, требуют иной професси­ональной сосредоточенности.

Просвещенность и религиозность - проблема, не оставленная без внима­ния докладчицей. Создание человеком своего символического мира, продол­жила она, в значительной степени зависит от его разумности, его умения рабо­тать с информацией, умения осмыслить и прогнозировать ситуацию. Бесспорно - человек должен быть просвещенным, т. е. духовным, культурным, нравственным, начитанным, образованным, цивилизованным и т. д., но живу­щий, согласно И. Канту, «собственным умом», будучи свободным от сковываю­щих разум догм и неоправданных запретов.

Отталкиваясь от веками наработанного опыта и практики участия рели­гии в формировании символического мира человека, его субъективного про­странства бытия, современный человек все чаще обращается к религии в поисках своего индивидуального духовного укрытия. Религия как много­мерное социальное явление формирует духовно-нравственный облик людей, тем самым оказывая многофункциональное и нелинейное влияние на их жиз­недеятельность.

Правильно понять и правильно принять этот мир, не конфликтуя с ним, может только просвещенный человек. А в структуре просвещенности немало­важное значение имеет теологическое образование. Современные реалии диктуют необходимость реформировать систему исламского образования, в том числе с помощью введения светских дисциплин, создания центров про­свещения, подготовки высококвалифицированных теологов и др.

В заключение А. М. Буттаева пришла к выводу - рассматривать проблемы исламского образования в отрыве от глобализирующего цифрового мира, трансформационных процессов в мусульманских религиозных организациях России и ее регионов невозможно и методологически неверно. Не только в стране, но и во всем мире институт религии глубоко затронут в самой своей сути общественными и культурными трансформациями, связанными с глоба­лизацией. Речь идет не об утрате или укреплении влияния религии среди тех или иных социальных или возрастных слоев населения (хотя это тоже важный момент), в тех или иных регионах или этнических общностях, а о возникших новых формах взаимосвязей и взаимовлияний института религии с окружаю­щей цифровой средой.

Р. М. Сайпутдинов (ДГИ, Махачкала) поделился опытом взаимодействия светского образования по направлению подготовки «Теология» и религиозно­го образования в образовательных организациях Республики Дагестан, пред­ставив сравнительный анализ сильных и слабых сторон светского образования в этом направлении. В государственных учебных учреждениях прием абитури­ентов осуществляется по результатам ЕГЭ или вступительных экзаменов на базе среднего профессионального или высшего образования и взимается плата порядка 70 тыс. руб. Религиозные образовательные организации не стеснены данными ограничениями - здесь не практикуются проведение экзаменов и взи­мание платы за обучение. Наоборот, в период обучения студенты обеспечива­ются питанием, при необходимости и местом для проживания. При этом уча­щиеся в таких коллективах более сплоченные и более ответственны в осущест­влении всех религиозных обрядов.

В результате наблюдается не совсем выгодная для светского образования картина - практические знания выпускников религиозных образовательных учреждений в области теологии выше, чем у выпускников светских вузов. Подобная ситуация приводит к тому, что получение теологического образова­ния становится предпочтительнее в религиозных образовательных учрежде­ниях Дагестана. Для того чтобы нивелировать разницу в уровне подготовки Дагестанский гуманитарный институт осуществил ряд мер: была разработана программа курсов профессиональной переподготовки, дающая возможность выпускникам вузов осуществлять образовательную деятельность в школах; в учебный план направления подготовки «Теология» были внесены измене­ния, существенно увеличивающие объем часов, отведенных на изучение педа­гогики и психологии. Докладчик рассказал о мерах, направленных на привле­чение студентов в ДГИ на обучение по направлению подготовки «Теология». Одним из таких проектов является создание единой совместной образователь­ной программы для двух образовательных организаций с полностью синхро­низированными учебными планами и календарными учебными графиками и с четко прописанной ответственностью участников за предоставляемый ресурс на каждом из этапов ее реализации.

«Социально-экономическая составляющая системы подготовки специали­стов со знанием ислама» - тема выступления С. И. Сиражудиновой (ДГИ, Махачкала). Отмечая важность этого аспекта, она подчеркнула, что исполне­ние российскими мусульманами закята - одного из пяти столпов ислама, пред­писывающего обязательную ежегодную милостыню в пользу малоимущих, имеет колоссальный эффект для социальной устойчивости Российской Федерации в материальном обеспечении социально не защищенных групп населения. Для правильного расчета данного налога необходимо знание ислам­ского экономического права. Уплата закята по всем правилам является спосо­бом обеспечения экономической, в том числе продовольственной, безопасно­сти не только исламского общества. Закят - это институциональная и обязательная форма распределения средств и проявления заботы, предполагающая распределять богатство в обществе. Подробно изложив суть и значение закята, докладчица заключила: сегодня ученые приходят к выводу, что для дальнейше­го развития рыночной экономики ей необходима именно гуманная подпитка, которая является главным противоречием и главным противовесом рынку. Подготовка кадров со знанием ислама будет способствовать укреплению этиче­ских норм в рыночной экономике и способствовать ее развитию.

Теологическое образование является важным составным элементом совре­менного общества, наиболее приоритетной ценностью, формирующей миро­воззренческие аспекты личности и обеспечивающей социальный прогресс общества. Исследованию этой темы - «Исламское теологическое образование как составной элемент структуры дагестанского общества» - посвятила высту­пление З. С. Сулейманова (ДГИ, Махачкала).

Изложив основные положения Корана, относящиеся к тому, какое огром­ное значение придается в нем просвещению и образованию, она рассказала о значительной эволюции исламского теологического образования в Дагестане, результат которой ощущается во всех сферах общественно-политической, духовной, культурно-нравственной жизни региона. Но этому предшествовал длительный период его развития. В XXI в. теологическое образование играет заметную роль в общественно-политической, культурной и духовно-нрав­ственной сферах жизни общества.

И. М. Яхияев (Дагестанский теологический ин-т им. Саида Афанди) в докладе «Проблемы теологии: пути решения» так же, как и многие выступав­шие, стремился теоретически осмыслить вопрос: зачем нужно это направление в системе профессионального образования в России? Анализ содержания обще­ственных дискуссий по этой проблеме показывает, отметил он, что по сути дела, все они сводятся к одному вопросу: можно ли ввести эту специальность в современные российские вузы или нельзя. Аргумент в пользу введения теоло­гии состоит в том, что в рамках этого направления будут готовить учителей основ исламской культуры.

Сегодня необходимо понять миссию теологии, ее место и значение в обще­российском ментальном пространстве и российском образовании. Современная наука, отказавшись от изучения духовной сферы человека, не может понять его самого. И это закономерно, потому что она изначально не изучает те явления, которые в человеке характеризуют то, что и является собственно человеческим началом в нем, то, что делает его личностью, а социум - социумом, подобно тому как жизнь делает живой организм живым.

Итак, предметом изучения теологии является целостное познание мира, в том числе общества и человека в единстве их духовного и материального существования. Не менее важной стороной теологического знания является нравственная сфера, которая самым непосредственным образом связана с духовностью. В этой связи следует сказать о необходимости введения теологии как особого фундаментального предмета в общее высшее образование. Это особое, наряду с научным и философским, познание мира дает возмож­ность врасширить кругозор студентов, и поэтому теология должна препода­ваться в вузе.

Таким образом, теологическое образование - это профессиональное образо­вание, которое изначально рассчитано на подготовку специалистов для общества в целом, для структур, так или иначе связанных с духовной сферой общества, для подготовки преподавателей традиционных религиозных культур и научных кадров, для различных государственных и общественных организаций, связан­ных с решением духовно-нравственных проблем общества и человека.

Актуальность теологического образования и роль в его развитии Муфтията была раскрыта в докладе А. Р. Рустамовой (ДГИ, Махачкала). Отметив, что Муфтият Республики Дагестан принимает активное участие в сохранении пре­емственности в создании и развитии религиозного образования в республике, она напомнила, что в настоящее время в структуре централизованной религи­озной организации находится 6 исламских вузов, 15 медресе, более 280 макта- бов. Среди успешных проектов Муфтията РД в сфере развития образования, сочетающего в себе знание как светской, так и религиозной систем образова­ния, можно назвать: Дагестанский теологический институт им. Саида Афанди, Дагестанский исламский университет, Дагестанский гуманитарный институт, Медицинский колледж им. Башларова, Гуманитарно-педагогический колледж и др. Докладчица подробно остановилась на деятельности Дагестанского гума­нитарного института, который успешно сочетает светское и религиозное обра­зование, осуществляет духовно-нравственное воспитание студентов на основе требований ислама.

 

Рис. 5. Участники конференции. © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 5. The Conference participants. © The press service ofDIH

 

Совместными усилиями Муфтията республики во главе с Ахмадом Афанди Абдуллаевым и руководства института достигнуты высокие результаты по при­оритетным направлениям развития. ДГИ сотрудничает с ведущими российски­ми вузами: Институтом социальных и этнокультурных исследований (Москва), Пятигорским государственным университетом, Санкт-Петербургским государ­ственным университетом, Московским государственным лингвистическим уни­верситетом, а также с республиканскими образовательными учреждениями. Посетившие в течение ряда лет республику международные делегации (среди них - министр по делам религии Сирийской Арабской Республики Мухаммад Абдельсаттар аль-Саид, ректор университета Билад аль-Шам (Сирия) Хусамуддин Мухаммад Салих аль-Фарфур и др.) подписали договоры о сотруд­ничестве с учебными заведениями этих стран.

Изучение древней, средневековой, новой и новейшей истории стран Востока, восточных языков и литературы, экономики и социологии, этногра­фии и культуры Кавказа, Поволжья и других регионов нашей страны остается неизменно актуальным. Наряду с этим сегодня одной из приоритетных задач становится возрождение, развитие и утверждение отечественных богословских традиций в системе образования - об этом говорила в докладе «Теологическое образование в России как назревшая необходимость» Г. Н. Сеидова (ДГУ, отде­ление кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных тради­ций, специфики их культур и межрелигиозного диалога по Северному Кавказу, Дербент). В системе теологического образования в нашей стране удалось достичь несомненных успехов, в частности утверждение Высшей аттестацион­ной комиссией при Минобрнауки России теологии в качестве одной из науч­ных специальностей, что позволяет открыть новые перспективы исследования в рамках академической науки. Исламские вузы - Дагестанский гуманитарный институт и Российский исламский институт - имеют государственную аккреди­тацию по направлению «Теология» для двух уровней системы высшего образо­вания - бакалавриата и магистратуры, а Московский исламский институт - бакалавриата. Обучение аспирантов по исламской теологии осуществляется в Пятигорском государственном университете.

Говоря о назревшей потребности в переосмыслении ценностно-мировоззрен­ческих и философских установок образования, докладчица привела позицию В. В. Путина, неоднократно говорившего о государственной поддержке системы исламского образования на всех уровнях. Развитие теологического образования, наряду с реформированием религиозного и религиоведческого, должно послу­жить предотвращению религиозного радикализма, распространения экстремиз­ма, вовлечения молодежи в ряды запрещенных террористических организаций.

По мнению докладчицы, исламское образование в стране должно строить­ся на сочетании как светского, университетского образования, так и специаль­ного духовного, взвешенное равновесие и взаимодействие которых должно стать ключевым принципом концепции деятельности образовательных институтов. На сегодняшний день в России актуальной общественной задачей стано­вится изучение истории и культуры ислама вкупе с научным преподаванием его основ (исламское образование).

В области светского образования, связанного с исламом, по-прежнему важ­ная роль остается за исламоведением, а значительным подспорьем может стать многовековое наследие мусульманской мысли. В этом плане чрезвычайно полез­ным оказывается опыт богословских традиций Дагестана. Обращение к богатей­шему рукописному наследию, накопленному в республике примерно в течение десяти веков, а также в других мусульманских регионах России, в качестве пер­воисточников при воссоздании современной отечественной богословской школы совершенно необходимо современному теологическому образованию. Первым в когорте гигантов, на чье наследие должны опираться те, кто возрождает ислам­ское образование в стране, выступает Мирза Казем-Бек (1802-1870).

Во второй половине XIX в. выдвинулась целая плеяда просвещенных гор­цев: Гасан Эфенди Алкадари, Гасан Гузунов, Магомед-Эфенди Османов, Магомед Хандиев, Айдемир Чиркеевский, Абдулла Омаров, Аликбер Гайдаров, Г.-М. Амиров, Башир Далгат и др. Изучение их творческого наследия представ­ляет значительный интерес для более глубокого постижения духовной культу­ры горских народов и может послужить делу воссоздания отечественной бого­словской школы.

Благодаря трудам профессора А. Р. Шихсаидова - создателя и бессменного руководителя школы дагестанского исламоведения, его коллег, учеников и соратников осуществлена огромная работа по выявлению и фиксации памят­ников книжной культуры. Это позволило дать характеристику рукописного и печатного наследия народов Дагестана на восточных языках, имеющего мно­говековую историю. Амри Рзаевичу и его ученикам удалось выстроить картину устойчивых взаимных контактов представителей культуры региона со страна­ми Ближнего Востока и Средней Азии в сфере науки и образования. Это свиде­тельствовало о развитой книжной культуре и системе просвещения, роли и зна­чении медресе и других форм мусульманского образования в жизни мусуль­манского сообщества региона.

Сумев реализовать в стране полноценную трехуровневую систему подго­товки научных кадров в области теологического образования, мы сможем, наконец, на равных общаться с ведущими научными центрами исламского мира, заключила выступление Г. Н. Сеидова.

О. М. Нухов (Колледж современного образования им. Саида Афанди, Казбековский район, РД), исследуя в докладе риски и проблемы в реализации программ подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культу­ры ислама, проанализировал саму концепцию программы.

Подготовка специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама осуществляется на базе различных образовательных организаций, в том числе религиозных и светских, отметил он. В государственных высших учебных заведениях эта программа реализуется на уровнях бакалавриата, магистра­туры, аспирантуры и докторантуры. Программы ориентированы на углублен­ное изучение истории и культуры ислама, социально-политического и эконо­мического развития мусульманских стран, этнографии мусульманских народов, арабского, персидского и турецкого языков. Финансирование осуществляется государством, в то время как религиозные образовательные организации про­должают готовить священнослужителей на благотворительные средства веру­ющих. Но главное заключается в отсутствии общего взгляда на проблему, серьезном риске разделения этой концепции в двух направлениях и специфике реализации программы в светских вузах.

По мнению выступавшего, в государственных вузах прослеживается тен­денция отдаления верующих от государства, а со стороны религиозных учеб­ных заведений есть конкретные шаги к объединению усилий. Они привлека­ют к преподаванию специалистов из государственных вузов, включают в учебные планы светские научные дисциплины. Даже попытки реализации программ по специальности «Теология» в государственных вузах без соблю­дения религиозных норм влекут за собой риск подмены истинных знаний о религии и разрушения самого понятия «теологии». Докладчик напомнил, что одной из важных целей программы является системное противодействие проникновению и распространению в Российской Федерации идеологии религиозного экстремизма и радикализма. В их рядах всегда находятся «полузнайки», которые не получили должного религиозного образования и воспитания, и занимая определенные должности, пытаются внушать другим свои взгляды вместо истинных знаний об исламе.

О. М. Нухов напомнил, что правовой базой программы являются более десяти официальных документов, в том числе по поддержке религиозного образования, включая правительственные планы мероприятий по обеспече­нию подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2007-2010 гг., 2011-2013 гг., 2017-2020 гг., а также завершившаяся «Комплексная программа содействия развитию сферы религиозного образова­ния (2005-2015)». Однако их осуществлению препятствовали и препятствуют многие недоработки. Так, Федеральный закон «Об образовании» в последней редакции обязывает религиозные образовательные организации проходить лицензирование, но в то же время до сих пор не определен стандарт программ и учебных планов, отсутствует единая система мониторинга и контроля дея­тельности духовных образовательных организаций, отсутствует должная связь и эффективное учебно-научное взаимодействие между исламскими образова­тельными организациями разных уровней, в результате чего нарушаются прин­ципы целостности и непрерывности образовательного процесса, преемственно­сти образовательных программ.

Безусловно, за последние десятилетия в реализации программы достигну­ты определенные успехи, однако исламские образовательные организации по-прежнему продолжают испытывать трудности организационного, учеб­но-методического и материально-технического характера.

Другой важной проблемой реализации программ подготовки специалистов докладчик считает недостаточное внимание, уделяемое арабскому языку - основному языку ислама, знание которого является обязательной компетенци­ей теологов. Даже после того как в Законе «Об образовании» была закреплена норма об изучении двух иностранных языков в общеобразовательных школах, в школах Дагестана арабский язык до сих не преподают.

По убеждению докладчика, необходимо серьезное внимание уделить под­готовке теологов, привлечению их к преподаванию курса «Основы религиоз­ной культуры и светской этики» в школах и в высших образовательных органи­зациях. Достижение целей, поставленных государством в Программе подготов­ки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама, требует уточнения многих задач и принятия конкретных решений.

Тема выступления М. М. Мусаева (ДГГУ, Махачкала) - «Концепции обуче­ния богословским дисциплинам в арабских странах и возможность их примене­ния в Российской Федерации». Докладчик изложил историю развития образо­вания, начиная со времен пророка Мухаммада, отмечая последовательно, как совершенствовалась образовательная система.

Современная система образования во многих арабских странах копирует систему образования бывших метрополий. В арабских странах изучается опыт Болонского процесса и осуществляется переход к практическому использова­нию его в национальных системах высшего образования.

Изучая данный вопрос, М. М. Мусаев сделал вывод, что отечественная богословская школа отстает от арабской в плане инновационных технологий, современных учебных разработок, учебных пособий, адаптированных для начинающих изучать арабский язык, и религиозной литературы.

Н. А. Гиззатулина (Российский исламский ин-т, г. Казань) в докладе «Реализация направления подготовки “Теология” в Российском исламском институте» проследила, как эволюционировала стандартизация системы высшего образования в России, начиная с ГОС-1 и заканчивая ФГОС-3++: 2019 г.

Стандарты первого поколения ГОС-1 появились после принятия в 1992 г. Закона «Об образовании», который ввел понятие Государственного образова­тельного стандарта (далее - ГОС). Их задачей было сохранение единого обра­зовательного пространства и создание основы для государственного контроля качества подготовки специалистов. В основе ГОС лежали единые для всех вузов типовые учебные планы.

Позже, с введением в действие ГОС-2, по каждой специальности или направлению был определен обязательный минимум содержания и набор дис­циплин с установлением объема в часах и с описанием всех знаний, умений и навыков. Была предусмотрена возможность варьирования в учебном плане в пределах 10% от стандарта - так называемые национально-региональный и вузовский компоненты.

В 2003 г. с вступлением России в Болонский процесс нормативный перевод почти всех пятилетних программ специалитета на двухуровневую подготовку бакалавров и магистров привел к необходимости внедрения стандартов следу­ющего поколения ФГОС- 3.

Новый Закон «Об образовании» 2012 г. потребовал модернизации основ­ных компонентов образовательных программ вузов на основе новой редакции стандартов третьего поколения, так называемых ФГОС- 3+. Следовало приве­сти в соответствие требования инклюзивного образования, включение в обра­зовательный процесс сетевой формы обучения, электронного обучения, дис­танционных технологий.

В настоящее время в образовательных организациях ведется работа по переходу на ФГОС-3.

В Российском исламском институте в целях повышения качества образова­ния, систематизации учебного процесса утвержден План мероприятий по под­готовке к реализации ФГОС ВО 3++, при формировании которого учебный отдел Российского исламского института взаимодействует со структурными подразделениями, работодателями и учредителями.

При переходе с ФГОС 3+на ФГОС 3++ в Российском исламском институте учитывались следующие предложения при формировании основной образова­тельной программы: увеличить количество часов по арабскому языку, религи­озным дисциплинам и дисциплинам национально-регионального компонента, которые после обсуждения были приняты.

Однако, как отметила докладчица, на сегодняшний день Федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования (ФГОС 3++) по многим направлением еще не утверждены.

На основании проведенного исследования были сделаны выводы о том, что работодатели и учредители образовательного процесса должны более активно участвовать в разработке и экспертизе учебных курсов и программ, что будет способствовать развитию и совершенствованию всей системы подготовки выпускников в образовательном учреждении, а также повышению ее конкурен­тоспособности в сфере образовательных услуг.

Ряд докладов, представленных на конференции, был посвящен философии исламского вероучения. Так, Н. Ш. Азимов (ДГИ, Махачкала), обратившись к изучению темы «Наука калам», исходил из ее актуальности для современного мусульманского общества. Необходимость в познании ее основных положений он объясняет появлением и бурным развитием в наш век множества новых убеждений и ложных мнений, касающихся толкований ислама.

Начиная со Средних веков, отметил докладчик, крупнейшие ученые и исламские богословы старались дать свое толкование науки калам. Многие из них, не без основания, считали, что она указывает путь к истине.

Большинство этих определений схожи по смыслу. Так, рассмотрев толкова­ния известного персидского математика, астронома, богослова, представите­ля позднего калама имама аль-Джурджани в книге «аль-Мавакиф» Адудуддина аль-Иджи, другого среднеазиатского математика, астронома имама ас-Самар- канди в книге «ас-Сахаиф уль Иляхия» и крупнейшего представителя и тео­ретика суфизма, еще при жизни получившего прозвище «величайший учи­тель» (аш-шайх ал-акбар) имама Ибн Арафа в книге «аль-Мухтасар аль-Кал- лямий», докладчик сделал вывод:

  1. В основе калама лежит исламская апологетика, так как основная ее зада­ча - защита постулатов религии.
  2. Все, что косвенно связано с вероубеждением, является объектом изуче­ния калама, так же, как и все окружающее нас, созданное Всевышним, т.е. все познаваемое, охватывает наука калам.
  3. Доводы, приводимые в каламе, должны быть убедительными, основан­ными на ясных доказательствах.
  4. Главное отличие этой науки от других логических наук, таких как ман- тык и фальсафа, это то, что калам основан на религиозных текстах. Имеется в виду, что мутакаллимы строят свои умозаключения на фундаменте утвержде­ний, содержащихся в этих текстах. Далее докладчик приводит размышления о науке калам известного ученого современности Саида Фуда, который полагал темой ее изучения познаваемое, а калам - самой охватывающей наукой.

Необходимо отметить, подчеркнул Н. Ш. Азимов, что современные иссле­дователи и востоковеды считают калам наукой, чуждой исламу, в частности ортодоксальному (Ахлюс-Сунна), находя ее истоки в греческой философии. И в самом исламе ничто не указывает на данную науку. По мнению докладчика, это глубоко ошибочная мысль, не имеющая под собой основания. Возможно, термины и стиль изложения в какой-то мере заимствованы из философии гре­ков, а развитие калама происходило в результате ознакомления с инородными мыслями и идеями, чуждыми Корану и Сунне, но никак не методики и основы. При внимательном изучении Корана, его стиля и методов в борьбе с отклоне­ниями язычников и других иноверцев обнаружим, что это и есть методы мута- каллимов, разница лишь в некоторых формальностях и в форме изложения. Этот факт признают и сами мутакаллимы.

Сегодня, заключил докладчик, мы как никогда нуждаемся в науке, которая с самого начала ислама была защитником верования. Глубокое и доскональное изучение наследия, оставленного нам учеными, позволит исламу занять ту же неоспоримую позицию, которую он занимал всегда.

Тема доклада М. И. Билалова (ДГУ, Махачкала, отделение кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога по Северному Кавказу, Дербент) «Теоретические и методологические проблемы теологической подготовки специалистов в исламе», как отметил ученый, актуальна не только для мусульманской уммы России и Дагестана, но всего общества. Это связано с теми проти­воречиями и конфликтами внутри ислама, которые во многом могут быть устра­нены благодаря углубленному изучению его основ, что, в свою очередь, требует многоуровневой подготовки кадров высокой квалификации для различных религиозных учреждений. При этом важно исходить из того, что богатое насле­дие теологического, богословского и философского образования, зародившего­ся еще в XII в., должно умело использоваться в современной практике.

Обратившись к истории вопроса - философии религии, М. И. Билалов под­робно рассмотрел аспекты, составляющие философскую онтологию религии с точки зрения критического разума, изложив различные точки зрения сторон­ников гносеологии, богословов и теологов. Сегодня многие идеологи ислама справедливо считают, что ислам в принципе допускает различия в интерпрета­ции доктрины в определенных рамках, продолжил докладчик, приводя в каче­стве примера мнение премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада, напомнившего, что Аллах дал людям разум, чтобы они исправляли интерпре­тации, а на это способны сведующие «не только в религиозной доктрине, но и в самых разных сферах мирового знания». Надо полагать, подчеркнул высту­пающий, речь идет о более подготовленных теологах, чем средневековые бого­словы. Действительно, чтобы обучить теологии, необходимо, как считает известный мусульманский теолог Али Аббаси, готовить «знатоков религии, знающих помимо религии и эпоху, в которую они живут, и стремящихся к единству», т. е. «обучить их рациональности, свободному мышлению, высо­кой духовности, нравственности, уважению к другим и самопознанию под тенью единобожия и поклонения Аллаху». По мнению теолога, выполнение этой задачи невозможно без помощи рацио­нальных наук, в особенности философии. Среди тех, кто понимает модернизацию ислама, которая способна подтолкнуть мусульман к рациональному мышлению и стремлению к развитию, и выдающийся общественный деятель, исследователь исла­ма и философ Нурхолис Маджид.

 

Рис. 6. М. Билалов (Махачкала). © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 6. Mustafa Bilalov (Mahachkala). © The press service ofDIH

 

Докладчик отметил, что одной из интеллектуальных причин разногласий в исламе могут быть противоречия между иррационалистическим и рационалистиче­ским типом мышления в теоретическом осмыслении верующими основ самого ислама. Вот почему сегодня в рамках новой возрожденческой мысли в арабской и всей мусульманской философии происходят попытки сочетания строгой рассудочно-разумной рациональности с иррациональными элементами познания, что соответствует новациям современной познавательной культуры. Такое соче­тание позволит оценить содержательное и методологическое богатство исла­ма как живого и развивающегося сложного духовного организма.

Традиционная исламская методология - у،:ул, зачастую сводимая к вопро­сам, касающимся словесности, аргументации и ряда практических принципов, непременно должна быть дополнена эффективной методологией познава­тельной культуры суфизма, современной терминологией, что будет способ­ствовать вхождению ее в русло важнейшей тенденции современной культу­ры - сближению религии и науки. Современная наука плодотворно реализует эту тенденцию - отчасти этим объясняется плюрализм методологических новаций - антропный принцип, универсальный эволюционизм, эзотериче­ские и оккультные средства озарения, воображения и т. п. ныне находят твор­ческое применение даже в естественных науках. Игнорировать подобные новации, убежден М. И. Билалов, исламу сегодня просто недопустимо. И госу­дарственно значимая задача - подготовка специалистов со знанием ислама возлагает на светские вузы особую миссию, заключающуюся в придании тео­логии рациональности, логичности, методологической строгости. Необходимо вооружить теологию эффективными философскими методами - диалектиче­ской логикой, синергетическими принципами, постмодернистскими методо­логическими новациями.

Теологическое образование в России делает первые шаги. В Москве, Казани, Уфе исламские вузы предпринимают заметные усилия в этом направ­лении. Однако, отметил докладчик, на Северном Кавказе, в том числе в Дагестане, акцент делается на количестве обучаемых, и мало внимания уделя­ется качеству их знаний, общеобразовательному росту, тем более теологиче­ской и философской подготовке в соответствии с классическими канонами теологического образования. Также отмечается недостаточная вовлеченность высшего кадрового звена духовенства в совместные образовательные и науч­ные проекты, в частности, осуществляемые светскими вузами, учеными и фило­софами. Без тесного сотрудничества религиозного и светского образования вопросы о переходе от невежественного ислама к просвещенному, подготовки квалифицированных кадров для религиозных структур всех уровней еще долго будут оставаться благими пожеланиями.

Рассуждая о религии и религиозных знаниях в жизни современного чело­века, М. А. Омаров (ДГИ, Махачкала) отметил, что религия всегда играла важ­ную роль, и на современном этапе развития общества она не утратила своего значения. По мнению докладчика, это обусловлено тем, что в наше время несправедливость стала проявляться во всех сферах жизни в глобальном мас­штабе. А цель любой религии - установление справедливости в обществе. И, как правило, в такой ситуации многие надеются на Бога и склонны достигать справедливости через религию. Пророк Мухаммад показал, что достичь справедливости в обществе можно, соблюдая законы ислама. Но, как считает докладчик, уровень религиозного образования и пони­мания очень низок среди народов в постсо­ветском пространстве, а малообразованный человек, недостаточно знакомый с ислам­ским вероучением, наиболее подвержен вли­янию экстремистских сил. Поэтому, отметил Омаров, так важно повышать уровень обра­зования масс. В решении данной проблемы весомы заслуги Муфтията Республики Дагестан.

 

Рис. 7. М. Суворов (Санкт-Петербург). © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 7. Mikhail Suvorov (Saint Petersburg). © The press service ofDIH

 

С докладами также выступили: Д. А. Али- валиева (ДГИ), представившая лингвистиче­ское исследование понятия «грех» в аварской и английской лингвокультурах; Л. А. Ибра- гимова-Чубанова, рассмотревшая проблему обеспечения психологической безопасности молодежи в современной России; З. А. Абдул- Кадыров (ДГИ), отметивший положительную роль исламского образования в обществе; Т. Е. Седанкина и Н. А. Гиззатуллина (Казань), сделавшие подроб­ное сообщение о деятельности кафедры исламской теологии и преподавании исламской теологии в целом в Российском исламском институте.

М. Н. Суворов (СПбГУ) привел некоторые экспертные позиции по резуль­татам мониторинга учебно-методических материалов, проведенного в 2017­2018 гг. Основные замечания к учебным пособиям, хрестоматиям и другим учебно-методическим материалам, которые были разработаны федеральными университетами и исламскими учебными заведениями в рамках реализации программы подготовки специалистов с углубленным знанием истории и куль­туры ислама, вкратце сводятся к следующему: несоответствие формальным требованиям, предъявляемым к структуре учебного пособия; оторванность излагаемого материала от реалий современности; отсутствие единой методики преподавания арабского языка; плагиат; попытки выдать за учебное пособие произведение, изначально относящееся к совершенно другим жанрам; отсут­ствие должного научного и литературного редактирования, корректуры.

Рекомендации

На конференции обсуждались актуальные проблемы становления и разви­тия мусульманского теологического образования, религиозной, обществен­но-политической, философской мысли народов Северного Кавказа, сохране­ния их культурного наследия в историческом и современном контекстах, духовно-нравственного воспитания современной молодежи.

В докладах и выступлениях исламоведы, востоковеды, религиозные дея­тели и богословы, представители органов республиканской власти выражали свое видение решения проблем, поднятых на конференции. В частности, рас­сматривались вопросы возрождения традиционного отечественного мусуль­манского богословия в России в рамках реализации Плана мероприятий по подготовке специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в 2017-2020 гг.

Было подчеркнуто, что традиции теологического образования переклика­ются с традициями народного образования, отличающегося локальным свое­образием, и интересны молодому человеку именно благодаря своим местным этнокультурным особенностям. Конференция показала, что научное сообще­ство, религиозные организации страны на федеральном и региональном уров­нях прилагают значительные усилия в деле изучения различных аспектов духовного наследия российских мусульман. В частности, в плане подготовки грамотных, всесторонне развитых теологов, раскрытия возможностей арабско­го языка в развитии теологического образования, в решении правовых проблем в процессе обеспечения национальной безопасности, изучении потенциала СМИ в противодействии экстремизму и терроризму и др.

В рамках конференции для научно-педагогических работников, маги­странтов и молодых ученых Дагестанского гуманитарного института был про­веден семинар «Методические рекомендации по подготовке и оформлению научных статей в журналах, индексируемых в российских и международных наукометрических базах данных» (лектор - Ш. Р. Кашаф, ИВ РАН, член Ассоциации научных редакторов и издателей, Москва). Слушатели были озна­комлены с основными требованиями к публикации результатов научных иссле­дований; процессом отбора и оценки научным журналом для публикации науч­ных статей; структурой и оформлением научной статьи; этическими принципы и нормами научно-публикационного процесса; технологиями продвижения опубликованных статей в научном сообществе.

Заслушав и обсудив содержательные доклады, выступления, предложения, участники Всероссийской конференции пришли к следующим консолидиро­ванным выводам, имеющим теоретическое и прикладное значение.

  1. Теологическое образование в России делает первые шаги. В Москве, Казани, Уфе исламские и светские вузы предпринимают заметные и серьез­ные усилия по возрождению отечественных традиций исламского теологиче­ского образования. В вузах Северного Кавказа, в том числе Дагестана, пред­стоит решать проблемы общеобразовательного роста и качества знаний обу­чающихся.
  2. Углубленное знание истории и культуры ислама, сохранение историче­ской, духовной памяти мусульманских народов России предстает основой научно обоснованного подхода в определении сущности и состояния отече­ственного исламского теологического образования и ее различных аспектов. В соответствии с классическими канонами теологического образования важны внимание к философской подготовке, повышение роли рациональных и свет­ских наук. Государственно значимая задача - подготовка специалистов с углу­бленным знанием ислама, что возлагает на светские вузы особую миссию, заключающуюся в придании теологии рациональности, логичности, методоло­гической строгости, вооружении теологии эффективными философскими мето­дами - диалектической логикой, синергетическими принципами и другими методологическими новациями.

 

Рис. 8. Групповая фотография участников конференции. © Фото Пресс-службы ДГИ

Fig. 8. Group shot ofparticipants at the Conference. © The press service ofDIH

 

  1. Светская поликонфессиональная модель теологического образования, действующая в России, является одним из институтов партнерства секулярного государства и культурообразующих конфессий. В связи с этим целесообразно разработать финансируемую из государственного бюджета программу научных исследований по вопросам решения проблем в теологической образовательной сфере с позиций государственных интересов России.
  2. Потенциал теологического образования позволяет повысить культур­ный и нравственный потенциал страны путем нейтрализации причин и усло­вий, способствующих возникновению религиозного экстремизма, сепаратиз­ма, вызванных ими социальных межэтнических и межконфессиональных конфликтов. Государственная политика РФ должна быть направлена на поддержание и развитие теологического образования с учетом появления в ней новых особенностей, связанных с глобализацией мира. Первоочередными задачами министерств и ведомств культуры, образования, религии, информации, других идеологических структур государства и общества явля­ются координация и продвижение духовных ценностей народов, приложение максимума усилий в деле сохранения этнического и религиозного многооб­разия, этнокультурного лица и традиционных ценностей населяющих его народов.
  1. На современном этапе глобализации возникает необходимость профи­лактики угроз светскому характеру Российского государства и соблюдению конституционных принципов взаимоотношений религиозных институтов, государства и общества. Пришло ясное понимание того, что развитие поликон- фессионального теологического образования в государстве является актуаль­ной необходимостью, особенно в поликультурных регионах, в том числе и в республиках Северного Кавказа. Теологическое образование позволяет выпускникам работать во многих областях гуманитарной науки, культуры и социальных практик страны, способствуя мирному сосуществованию тради­ционных конфессий на территории России.

Об авторе

Ш. Р. Кашаф
Институт востоковедения РАН; Казанский федеральный университет; Отделение кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога по Северному Кавказу
Россия

Кашаф Шамиль Равильевич, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья, руководитель Центра изучения исламского духовного наследия «Islamica», Институт востоковедения РАН, г. Москва; научный сотрудник Ресурсного центра по развитию исламского и исламоведческого образования Института международных отношений, Казанский федеральный университет, г. Казань; координатор проектов Отделения кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога по Северному Кавказу, г. Дербент



Для цитирования:


Кашаф Ш.Р. Конструктивный диалог в Махачкале о проблемах и перспективах развития теологического образования в России. Minbar. Islamic Studies. 2018;11(4):907-931. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2018-11-4-907-931

For citation:


Kashaf S.R. A Meeting in Makhachqala regarding the problems and prospects of theological education in Russia. Minbar. Islamic Studies. 2018;11(4):907-931. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2018-11-4-907-931

Просмотров: 152


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)