Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Образ шейха Ибн-Таймиййи в трудах Шихабуддина Марджани

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-775-796

Полный текст:

Аннотация

Первым из числа мусульман России, изучавших наследие средневекового ученого Ибн-Таймиййи (1263–1328), по мнению татарского  мусульманского  ученого Ризаэддина Фахреддина (1858–1936), был известный  татарский  историк и богослов Шихабуддин Марджани  (1818–1889). Ризаэддин хазрат в своем трактате о Ибн-Таймиййе привел краткую справку Марджани  об этом шейхе, где тот характеризуется как мусульманский «еретик» с точки зрения суннитской догматики. Поэтому Риза Фахреддин задался вопросом, на что опирался Марджани при упоминании «ереси» Ибн-Таймиййи, так как мусульманские реформаторы (джадиды) в основном  положительно отзывались об этом шейхе. В свое время Риза хазрат не смог ответить на этот вопрос. Поэтому цель исследования – выяснить,  как Марджани оценивал шейха Ибн-Таймийю в целом. Для этого мы приведем выявленные фрагменты  текстов на арабском языке об этом известном  богослове из двух сочинений  Марджани  с переводом  и комментариями, кратко проанализируем представленный материал.

Главными источниками для нашего исследования стали третий том биографического произведения Ш. Марджани  «Вафиййат  аль-асляф» и его богословский  труд «аль-‘Азб аль-фурат». Оба произведения написаны на арабском языке. Первое из них имеется только  в рукописном  варианте,  а второе – в рукописном  и печатном  вариантах. В нашей работе мы нашли фрагменты  о Ибн-Таймиййи в этих источниках, снабдили  их переводом, дали небольшие  комментарии, проанализировали эти фрагменты,  в том числе сравнив их с текстами из первоисточников, откуда Марджани  заимствовал сведения об этом шейхе.

Марджани  прояснил  свое отношение  к шейху в двух фрагментах  из своих пояснений  к комментариям Джаляля  ад-Даввани и в третьем  фрагменте  из произведения «Вафиййат  аль-асляф». В последнем труде татарский  автор опирается  на такие источники, как «Мир’ат аль-джинан» аль-Йафи‘и, который  был современником шейха, и «Шарх аль-‘акаид  аль-‘адудыййа» ад-Даввани, который  читал некоторые труды шейха. Сам же Марджани  вряд ли был знаком с конкретными сочинениями Ибн-Таймиййи. Татарский историк и богослов признает  высокий  статус Ибн-Таймиййи как одного из важных  ученых ханбалитского мазхаба и крупного знатока хадисов, но также подчеркивает, что последний исповедовал  с точки зрения традиционных суннитов некоторые «ереси» (бид‘а) в области догматики  и издал редкие фетвы, противоречащие четырем суннитским мазхабам.

Для цитирования:


Шагавиев Д.А. Образ шейха Ибн-Таймиййи в трудах Шихабуддина Марджани. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):775-796. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-775-796

For citation:


Shagaviev D.A. The Image of Sheikh Ibn-Taimiyyah in the Writings of Shihab al-Din al-Marjani. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):775-796. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-775-796

Введение

Татарский мусульманский ученый Ризаэддин Фахреддин (Рида ад-дин ибн Фахр ад-дин) (1858-1936), преследуя просветительские цели, написал и издал множество книг и статей в серии и рубрике «Мэшhур ирлэр» («Из­вестные мужи»). Отдельной персоналии посвящалась обширная статья или даже целая книга. В серию Фахреддина попали известные и выдающиеся личности регионального, российского и мирового масштаба. В частности, му­сульманские читатели Волго-Уральского региона начала XX века получили возможность познакомиться с биографиями и идеями незаурядных деятелей арабского Востока, такими как Ибн-Рушд (1126-1198), Абу-ль-‘Аля аль- Ма‘арри (973-1057), аль-Газали (1058-1111), Ибн-Таймиййа (1263-1328), Ибн-‘Араби (1165-1240), аль-Мутанабби (915-965) [1, с. 113-114], Джа- маль ад-дин аль-Афгани (1838-1897) [2]. Татарский ученый посвятил лич­ности Ибн-Таймиййи целую книгу, в которой есть раздел «Ибне Тэймия Ру- сия исламлары арасында» («Ибн-Таймиййа в среде российских мусульман») [3, с.; 4, с. 172-178]. В этом разделе он привел цитату из одного произведения Шихабуддина Марджани (Шихаб ад-дина аль-Марджани) (1818-1889), ха­рактеризующую Ибн-Таймиййю как еретика с позиций традиционных сун­нитов, т.е. ашаритов и матуридитов. Затем он задался вопросом: на что опи­рался Марджани при упоминании ереси Ибн-Таймиййи, с одной стороны, не соглашаясь с оценкой Марджани на основе своих знаний о взглядах Ибн- Таймиййи, с другой стороны, выражая большой пиетет к этому татарскому ученому и доверяя его оценкам в области шариатских наук. Риза хазрат хотел выяснить источники Шихаб хазрата в его краткой справке о взглядах шейха Ибн-Таймиййи, для чего он попытался через близких Марджани прояснить его позицию в этом вопросе, в том числе выйти на другое произведение Мар- джани, где последний привел биографию средневекового шейха. Разъяснение этого вопроса могло бы окончательным образом прояснить отношение Шихаб ад-дина аль-Марджани к воззрениям шейха Ибн-Таймиййи и выяснить источники, на которые он опирался. А это в свою очередь могло бы помочь в получении более точных сведений о факторах и времени распространения идей неординарного ближневосточного шейха мамлюкской эпохи исламской истории в интеллектуальной мусульманской среде Волго-Уральского региона на рубеже XIX и XX вв.

Таким образом, наша главная цель в этом скромном исследовании - вы­яснить, как Шихаб хазрат оценивал шейха Ибн-Таймиййю в целом. Для это­го мы приведем выявленные фрагменты текстов на арабском языке об этом известном богослове из двух сочинений Марджани с переводом и коммента­риями, кратко проанализируем представленный материал и в какой-то мере постараемся ответить на вопросы Ризаэттдина Фахреддина, на которые в свое время он не смог найти ответы.

Главными источниками для нашего исследования стали третий том биографического произведения Ш. Марджани «Вафиййат аль-асляф ва тахиййат аль-ахляф» [5] («Преданность предков и приветствие потомков») и его богословский труд «аль-‘Азб аль-фурат ва-ль-ма’ аз-зуляль ан-накы‘ ли- гуллят руввам аль-ибраз ли-асрар шарх аль-Джаляль» [6; 7; 8] («Приятная, пресная, свежая и живительная вода для утоления сильной жажды желающих обнаружить тайны комментария Джаляля»). Оба произведения написаны на арабском языке. Первое из них имеется только в рукописном варианте, а вто­рое - в рукописном и печатном вариантах. Именно Ризаэддин хазрат в своем трактате указал на эти книги, чем мы и воспользовались.

Первое сочинение - это составленное по системе некролога библиогра­фический свод о жизни и деятельности знаменитых лиц. В нем широко пред­ставлены деятели науки и культуры мусульманского Востока и их произве­дения. Хронологически охватывается период от VI в. до современной эпохи. Общий объем произведения составляет 4653 страницы [9, с. 258]. Как сооб­щают турецкие исследователи Орхан Анджакар и ‘Абд аль-Кадир Йылмаз, в нем содержится 6057 биографий известных в истории ислама личностей [10, с. 39]. Этот труд в рукописном виде хранится в Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского федерального университета. В третьем томе, в частности, находятся некрологи 728 года по хиджре, когда скончался Ибн-Таймиййа.

Второе произведение, «аль-‘Азб аль-фурат», является пояснениями к комментариям Джаляль ад-дина ад-Даввани (1427-1512) к символу веры ‘Адуд ад-дина аль-Иджи (1281-1355) и упоминается обычно как «Хашийат аль-Марджани» («Пояснения Марджани»). Джаляль ад-дин Мухаммад ибн Ас‘ад ад-Даввани - кади, правовед шафиитского толка, мутакаллим ашарит- ского толка, толкователь Корана и философ из Ирана. Автор символа веры (‘акаид) также кади, мусульманский философ, представитель позднего ка­лама ашаритского толка. В тексте комментариев неоднократно упоминается шейх Ибн-Таймиййа. В связи с этим Марджани дает краткую справку о нем в одном из таких мест, и также небольшие сведения о ханбалитах в другом таком месте. Этот труд доступен для нас в виде двух стамбульских печатных изданий, где пояснения Марджани даются параллельно с другими супраком- ментариями. В Государственной публичной библиотеке в Петербурге хранит­ся рукопись этого произведения [9, с. 259].

 

Рис. 1. Начало третьего фрагмента из рукописи «Вафиййат аль-асляф»

Fig. 1. Beginning of the third fragment from the manuscript “Wafiyyat al-aslaf”

 

Первый фрагмент

Первый фрагмент содержится в сочинении «аль-‘Азб аль-фурат». Его процитировал Ризаэддин Фахреддин после утверждения о том, что «самым первым из числа редких и немногочисленных мусульманских учёных России, изучавших Ибн Таймиййю в своих книгах, был ... досточтимый Марджани» [3, с. 98; 4, с. 172]. Это единственное, что он смог процитировать из слов Марджани.

Оригинальный текст на арабском языке:

أبوالعباس أحمد بن تيمية من أفاضل الحنابلة الذين يقولون بالجهة والمكان ومن أصحاب الحديث ولماكان مذهبه

إثبات المكان للواجب وهو العرش في زعمهم لم يكن له القول بحدوث العالم بجممع أجزائه فكتفى بحدوث الأش^اص وقنع به عما وجب عليه في الباب.

Перевод текста:

«Абу-аль-‘Аббас Ахмад Ибн-Таймиййа - один из досточтимых ханба- литов, признающих «направление» и «место» [в отношении Аллаха], и из чи­сла приверженцев хадиса. И поскольку его мазхаб утверждает место, а именно Трон (как они заявляют) по отношению к Необходимому (т.е. к Аллаху), то это не позволяет ему говорить о возникновении (новоявленности) всего ми­роздания со всеми его составляющими. Поэтому он ограничился утвержде­нием о возникновении (новоявленности) индивидуумов и удовлетворился этим высказыванием, оставив то, что должен был утверждать в этом разделе [вероучения]» [6, с. 40; 7, с. 84; 3, с. 98; 4, с. 172-173].

Эту справку Марджани приводит к словам ад-Даввани о «некоторых сочинениях Ибн-Таймиййи», видимо, решив пояснить, о ком идет речь. По контексту комментатор дает толкование фразе из кредо аль-Иджи: «[Мир возник (хадис)], явился по мощи Аллаха после того, как его не было» [11, с. 43], и говорит о том, что некоторые поздние хадисоведы (сторонники хадиса) утверждали видовую или категориальную вечность (аль-кыдам аль-джинси) мира. Там же комментатор говорит, что он видел в некоторых сочинениях Ибн-Таймиййи вышесказанное утверждение в отношении Трона (аль-‘арш) [Афгани, с. 47].

Вообще, Ибн-Таймиййа упоминается в комментариях ад-Даввани три раза [11, с. 47, 67, 94]. В первом месте Марджани в своих пояснениях к ком­ментариям дал краткую справку о Ибн-Таймиййе. Второе место осталось без внимания татарского автора. В третьем месте Марджани дает уже справку о ханбалитах в связи с ересью (по версии Марджани и других богословов) Ибн- Таймиййи, кроме того, абзац, где шейх упоминался в третий раз, татарский ученый использовал, как мы покажем ниже, в написании биографии шейха в «Вафиййат аль-асляф».

После цитирования фрагмента Ризаэддин хазрат на основе своих деся­тилетних изысканий в изданных к тому времени трудов Ибн Таймиййи, утвер­ждает, что последний не был сторонником вышеуказанных взглядов и что из его мазхаба не следует убеждение о вечности мира и наличии «направления» и «места» у Аллаха. Вместе с этим, Риза кади говорит о том, что Марджани не мог без соответствующего исследования сделать вышесказанное утвержде­ние. Поэтому он, во-первых, обратился к ученику Марджани Кашшафу Тар- джумани для выхода на рукописную версию высказывания Шихаб хазрата и на его биографию Ибн-Таймиййи в «Вафиййат аль-асляф» и, во-вторых, к сыну хазрата для разъяснений источников указанного высказывания. В ре­зультате оказалось, что рукописная версия цитаты идентична печатной и не имеет каких-то пояснений или ссылок, а нужный том «Вафиййат аль-асляф» недоступен, так как кому-то передан. Сын же известного ученого сообщил, что тот не мог просто опираться на ад-Даввани, а наверняка использовал и другие источники [3, с. 99-101]. Таким образом, вопросы Ризаэддина хазрата остались для него открытыми.

Второй фрагмент

Второй текст также из источника «аль-‘Азб аль-фурат». Как выше заме­чено, здесь Марджани очень кратко поясняет, что не все ханбалиты придер­живались такой «ереси», которую исповедовал шейх Ибн-Таймиййа.

Оригинальный текст на арабском языке:

قوله «[ولابن تيمية أبي العباس أحمد وأصحابه] ميل عظيم إلى إثبات الجهة»: قد عب هذا الداء المتأخرين من

أصحاب أحمد بن حنبل رحمه اش سوى طائفة ييرة منهم الشيخ أبو الفرج عبد امجمن بن الجوزي رجمه اش ومتابعيه وقليل ماهم.

Перевод текста:

Его слова «[У Ибн-Таймиййи Абу-аль-‘Аббаса Ахмада и его соратников] большая склонность к утверждению «направления» [в отношения Аллаха]»: охватил этот недуг всех поздних последователей Ахмада Ибн-Ханбаля [(780- 855)] (да смилуется над ним Аллах) кроме небольшой группы, в числе кото­рых шейх Абу-аль-Фарадж ‘Абд ар-Рахман Ибн-аль-Джаузи [(1116-1200)] (да смилуется над ним Аллах и его единомышленниками) и немногие [другие ханбалиты] [6, с. 151; 8, с. 163].

Здесь видно, что Шихаб хазрат был осведомлен о богословских разно­гласиях, случившихся внутри ханбалитского мазхаба, и возможно, был зна­ком с трудами по богословию под авторством шейха Ибн-аль-Джаузи. Этот фрагмент усиливает убежденность в том, что Марджани четко представлял себе позицию шейха Ибн-Таймиййи и что он считал его отклонившимся от пути имама Ахмада в указанном вопросе.

Иорданский исследователь в области исламского богословия Са‘ид Фуда собрал в одной книге цитаты из книг Ибн-Таймиййи и проанализиро­вал их на соответствие положениям, установленным у большинства ислам­ских ученых из числа ранних и поздних представителей суннитских школ ка­лама. Он пришел к выводу, что Ибн-Таймиййа в своих трудах действительно откровенным образом утверждал, что у Аллаха есть «направление», «место» и «тело» и что мир по своему виду вечен, хотя его отдельные части являются сотворенными [13]. То есть ученые ислама, которые критиковали воззрения и фетвы Ибн-Таймиййи на предмет их несоответствия учению традицион­ных суннитов, еще до издания и распространения многих трудов этого шейха знали о таких фактах на основе рукописных источников и вряд ли порицали шейха необоснованно.

 

Рис 2. Конец третьего фрагмента из рукописи «Вафиййат аль-асляф»

Fig. 2. End of the third fragment from the manusrnpt “Waflyyat al-aslaf”

 

Третий фрагмент

Данный фрагмент содержится в третьем томе «Вафиййат аль-асляф» (фото 1 и 2). Мы решили представить его с текстами из источников, откуда их заимствовал известный татарский историк, чтобы видеть, насколько точно он передал содержание первоисточников.

Оригинальный текст на арабском языке из «Вафиййат аль-асляф»:

وأبوالعباس أحمد بن عبد الحليم بن عبد السلام بن عبد الف الحراني الحنبلي الحافظ تقي الدين بن تيمية غفره الف

بدمشق معتقلا في الجن، ومولده كان بحران يوم الاثنين العشر خلون من شهر ربع الأول سنة [إحدى وستين] ستمائة.

قال اليافعي: كان حافظاكبيرا، برع في حفظ الحديث ون يتوقد ذكاء ويقال مصنفاته أكثر من مائي مجلد، وله

مائل غريبة أنكر عليه فيها، وحبس بسببها، ومنع قبل وفاته بخمسة أشهر من الدواة والورق، ومن أقبح ذلك نهيه

عن زيارة قبر النبي صلى الف عليه وسلم، وقوله في ابن عباس رضي اله عنهما، وطعنه في مشائخ الصوفية، وعقيدته في الجهة، وما عرف من مذهبلاكمالة الطلاق وغيرجا.

وقال الدواني: وله وأصحابه ميل عظيم إلى إثبات الجهة ومبالغة في القدح في نفيها، ورأيت في بعض تصانيفه: «أنه لا فرق عند بداهة العقل بين أن يقال: هومعدوم، وبين أن يقال: طلبته في جمع الأمكنة فلم أجده». ونسب النافين إلى التعطيل. هذا مذهبه مع علوكعبه في العلوم النقلية و؛لعقليةكما يشهد به من تتبع تصانيفه.

Оригинальный текст на арабском языке из «Мир’ат аль-джинан» и «Шарх ад-Даввани ‘аля-аль-‘акаид аль-‘адудыййа»:

وفيها مات بقلعة دمشق الشيخ الحافظ الكبير تقي الدين أحمد بن عبد الحليم بن عبد السلام بن عبد اله بن تيمية

معتقلا، ومنع قبل وفاته بخمسة أشهر من الدواة [و]الورق، ومولده في عاشر ربيع الأول يوم الاثنين سنة إحدى وستين وست مائة بحران، مج من جماعة وبئ في حفظ الحديث والأصلين، جان يتوقد ذكاء، ومصنفاته قيل:

أكثر من مائي مجلد، وله مسائل غريبة أنكر عليه فيها، وحبس بسببها مباينة لمذهب أهل السنة.

ومن أقبحها نهيه عن زيارة قبر النبي عليه الصلاة واللام، وطعنه في مشائخ الموفية العارفين، كحجة الإسلام أبي حامد الغزالي، والأستاذ الإمام أبي القاسم القشيري، والشيخ ابن العريف، والشيخ أبي الحسن الشاذلي، وخلائق من أولياء انف الكبار الصفوة الأخيار جذلك ما قد عرف من ^مهبه^ألة الطلاق وغيرما، جذلك عقيدته فى الجهة، وما نقل عنه فيها من الأقوال الباطلة، وغير ذلك مما هومعروف في مذهبه.

ولابن تيمية أبي العباس أحمد وأصحابه ميل عظيم إلى إثبات الجهة ومبالغة في القدح في نفيها، ورأيت في بعض تصانيفه: ”أنه لا فرق عند بديهة العقل بين أن يقال: هومعدوم، أويقال: طلبته في جمع الأمكنة فلم أجده“. ونسب

النافين إلى التعطيل. هذا مع علوكعبه في العلوم العقلية والنفليذكما يشهد به من تتبع تصانيفه.

Перевод текста из «Вафиййат аль-асляф»:

[В этом же 728 году хиджры] в Дамаске, будучи узником тюрьмы, умер ханбалит Абу-ль-‘Аббас Ахмад ибн ‘Абд-аль-Хаким ибн ‘Абд-ас-Салям ибн ‘Абдаллах аль-Харрани, знаток хадисов, Такы ад-дин Ибн-Таймиййа, да простит его Аллах. Он родился в понедельник, 10 раби‘ аль-авваль шестьсот [шестьдесят первого] года [хиджры], в Харране.

Аль-Йафи‘и [(1298-1367)] рассказывал о нем: «Он был великим зна­током хадисов, был искусным в запоминании хадисов, обладал пылким умом.

[467а/467б] Говорят, что его труды составляют более 200 томов. Ему принадлежат редкие идеи, за которые его осуждали и подвергали заключе­нию. За пять месяцев до его смерти ему запретили пользоваться чернильни­цей и бумагой. Худшее из того, его запрет посещения могилы Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует.

Ибн-Таймиййу подвергали заключению также за его высказывание об Ибн-‘Аббасе [(619-687)]؛, да будет доволен ими обоими Аллах, за осуждение суфийских шейхов, за его убеждение, что Аллах располагается в определенной стороне пространства, и за то, что было известно из его мазхаба, в отно­шении, например, вопроса о разводе2 и других [правовых] проблем».

Ад-Даввани [(1427-1512)] говорил следующее: «У него и у его последо­вателей наблюдалось сильная склонность к утверждению определенного ме­стонахождения Аллаха в пространстве и сильное порицание тех, кто отрицал это учение.

В некоторых его произведениях я встречал мысль о том, что при здра­вом уме нет различия между утверждением «Он есть не сущее» и утверждени­ем «Я искал его повсюду, но не нашел».

Ибн-Таймиййа относил отрицающих [местонахождение в отношении Бога] к заблуждающимся (тем, кто аннулируют божественные атрибуты). Та­ковы его взгляды, хотя он и достиг высокого положения в традиционных и рационалистических науках, в чем может убедиться любой, кто станет иссле­довать его труды».[5, л. 467а- 467б].

Перевод текста из «Мир’ат аль-джинан» и «Шарх ад-Даввани ‘аля-аль-‘акаид аль-‘адудыййа»:

В этом году, будучи заключенным, скончался в крепости Дамаска круп­ный знаток хадисов, шейх Такы ад-дин Ахмад ибн ‘Абд-аль-Халим ибн ‘Абд- ас-Салям ибн ‘Абд Аллах ибн Таймиййа. За пять месяцев до кончины его лишили чернил и бумаги. Родился он в понедельник 10-го раби‘ аль-авваль 661 года в Харране. Он учился у группы ученых и особенно отличился в запо­минании хадиса и в науках вероучения и методологии фикха. Он был очень смышлёным человеком. Говорили, что он написал более двухсот томов книг. У него были странные суждения, за которые его порицали, и по причине ко­торых его сажали в тюрьму за противоречие мазхабу суннитов.

Из самых отвратительных его суждений - его запрет на посещение могилы Пророка (благословение и мир ему), нападки на суфийских шей­хов, познавших [Господа], таких как «Довод ислама» Абу-Хамид аль-Газали [(1058-1111)], учитель и имам Абу-ль-Касим аль-Кушайри [(986-1074)], шейх Ибн-аль-‘Ариф [(1088-1141)], шейх Абу-ль-Хасан аш-Шазили [(1196- 1258)] и многие великие и избранные наилучшие святые угодники Аллаха. Также известны из его мазхаба вопрос о [тройном] разводе и других право­вых суждениях, его убеждение о «направлении», передающиеся от него лож­ные идеи и прочее из того, что не скрыто из его мазхаба [15, с. 209].

У Ибн-Таймийи Абу-аль-‘Аббаса Ахмада и его соратников большая склонность к утверждению «направления» [в отношении Аллаха] и преуве­личение в порицании его отрицания. Я видел в некоторых его трудах, что «нет разницы очевидным образом между высказыванием: “он не-сущий”, или высказыванием: “я искал его во всех местах, но не нашел его”». Он относил отрицающих [направление от Аллаха] к аннулирующим [атрибуты Аллаха]. И это несмотря на его высокое положение в рациональных науках и знаниях о предании, как свидетельствуют те, кто изучил его труды [6, с. 151; 8, с.163].

В первоисточнике не упоминается критика Ибн-Таймиййи в отношении Ибн-‘Аббаса, но упоминаются имена некоторых суфийских авторитетов. Бо­гословам больше известны нападки Ибн-Таймиййи на другого сподвижника и двоюродного брата Пророка ‘Али ибн Абу-Талиба. Например, в своем труде «Минхадж ас-сунна» [18] против шиитов шейх, критикуя и порицая послед­них, отвергает достоверность и приемлемость хадисов о достоинствах ‘Али. При этом он объявил ложью не только слабые и сфабрикованные хадисы, но и некоторые многие хадисы, достигшие степени достоверности или приемле­мости с точки зрения суннитских хадисоведов [19, с. 551-552], поэтому это могло расцениваться как уничижение статуса этого близкого к Пророку спод­вижника. Также Ибн-Хаджар со ссылкой на современника Ибн-Таймиййи Наджм ад-дина ат-Туфи (1259-1316) сообщает, что шейх насчитал 17 оши­бок ‘Али, где тот якобы противоречил тексту Корана [14, с.179]. Однако об обвинении в неверии Ибн-‘Аббаса шейхом Ибн-Таймийей упоминает дамас­ский шейх Такы ад-дин аль-Хисни (1351-1426): «Его книги наполнены таш- бихом, таджсимом, указаниями на пренебрежение Пророком (да благосло­вит Аллах его и приветствует) и «двумя шейхами» [халифами Абу-Бакром и ‘Умаром], такфиром ‘Абд Аллаха ибн ‘Аббаса (да будет доволен им Аллах), и что он безбожник, и посчитал [Ибн-Таймиййа] ‘Абд Аллаха ибн ‘Умара [(ум. в 693)] (да будет доволен ими обоими Аллах) из числа преступников, и что он заблудший еретик. Он упоминал это в своей книге «ас-Сырат аль-муста- кым ва ар-радд ‘аля ахль аль-джахим» [20, с. 98; 21, с. 506-507]. Указанный труд Ибн-Таймиййи издан под названием «Иктида’ ас-сырат аль-мустакым ли-мухаляфат асхаб аль-джахим» [22]. При знакомстве с этим источником мы не увидели таких мест, и даже наоборот, автор часто приводит хадисы от Ибн-‘Аббаса. Возможно, аль-Хисни имел в виду не прямые намеки или скры­тые указания на принижение статуса этого сподвижника, что нуждается в бо­лее глубоком изучении. По крайней мере, сам он не предоставил соответству­ющих цитат из данной книги.

Следует заметить, что Марджани не указал ни одного из сочинений шейха Ибн-Таймиййи, хотя обычно в других биографиях известных и плодовитых авторов мусульманского Востока он это делал. По нашему мнению, это указывает, во-первых, на то, что татарский ученый не был знаком напрямую с трудами последнего, во-вторых, вероятно, на то, что он не считал нужным или полезным давать перечень его трудов из-за «еретической» репутации ав­тора. Ризаэддин Фахреддин упоминает в главе «Его сочинения» своего трак­тата «Ибн-Таймиййа», что «согласно библиографии, составленной по катало­гам библиотек Дамаска, в них хранится большая часть работ Ибн-Таймиййи, также имеется множество рукописей, приписываемых ему» [4, с. 55]. Именно ученые, побывавшие в Дамаске, имели возможность знакомиться с трудами Ибн-Таймиййи до XX века. А Марджани во время хаджа в 1880 году, судя по изданной части его путевых заметок [27], через Дамаск не проезжал. Далее, Р. Фахреддин замечает, что «издание его трудов, развернувшееся в последние двадцать лет, свидетельствует о том, что мир обратил на них внимание» [4, с. 55]. С учетом того, что трактат «Ибн-Таймиййа» вышел в свет в 1911 году, то речь шла о конце XIX и начале XX веков. В связи с этим вряд ли Марджани имел возможность увидеть кое-что из наследия Ибн-Таймиййи в печатном виде.

Следует заметить, что из второго источника («Шарх аль-‘акаид аль- ‘адудыййа») Шихаб хазрат заимствовал текст почти слово в слово, а в случае заимствования из первого источника («Мир’ат аль-джинан») наблюдаются определённые отличия, хотя они и незначительны в плане смыслов и содер­жания. Автор «Мир’ат аль-джинан» был современником шейха Ибн-Таймиййи, поэтому обращение к этой книге в историческом аспекте обосновано. Автор же второго источника известен как мусульманский философ и мута- каллим, поэтому его справка имела богословский характер. Вдобавок к это­му, Джаляль ад-Даввани заявлял, что он читал труды Ибн-Таймиййи. Таким образом, Ш. Марджани выбрал для себя достаточно авторитетные источники для биографии шейха.

Заключение

В результате нашего исследования удалось получить полную ясность в вопросе об отношении Шихаб ад-дина аль-Марджани к шейху Ибн-Таймиййи. Марджани дает справку о шейхе в своих пояснениях к комментариям Джаляля ад-Даввани и в произведении «Вафиййат аль-асляф». В последнем труде татарский автор опирается на такие источники, как «Мир’ат аль-джинан» аль-Йафи‘и, который был современником шейха, и «Шарх аль-‘акаид аль-‘адудыййа» ад-Даввани, читавшего некоторые труды шейха. Сам же Марджани вряд ли был знаком с конкретными сочинениями Ибн-Таймиййи. Татарский историк и богослов признает высокий статус Ибн-Таймиййи как одного из важных ученых ханбалитского мазхаба и представителя привер­женцев хадиса, но также подчеркивает, что последний исповедовал с точки зрения традиционных суннитов некоторые «ереси» (бид‘а) в области догма­тики и издал редкие фетвы, противоречащие четырем мазхабам. Примеча­тельно, что Марджани после имени шейха не применяет формулу «тараххум», однако использовал формулу «тагфир», то есть просил для него прощения у Аллаха, а не милости, как он делал после имени, например, имама Ахмада и ханбалитского ученого Ибн-аль-Джаузи. Таким образом, в трудах Ш. Мард- жани шейх Ибн-Таймиййа предстает в образе одного из мусульманских «ере­тиков» (мубтади‘а) в лоне суннитского ислама, что не стыкуется с позицией некоторых поздних представителей джадидизма в Волго-Уральском регионе в отношении этого авторитета салафитского движения.

Список литературы

1. Байбулатова Л.Ф. «Асар» Ризы Фахреддина: источниковая основа и значения свода. Казань: Татар. кн. изд-во; 2006. 174 с.

2. Ризаэтдин бине Фəхретдин. Шəех Җəмалетдин. Шура. 1917, No 14. 313–316; No 16. 361–365. (На старотат. яз.).

3. Ризаэтдин бине Фəхретдин. Ибне Тәймия. Оренбург: Вакыт; 1911. с. (На старотат. яз.)

4. Фахретдин Р. Ибн Таймийя. Пер. с старотат. М.: Форум; 2018. 240 с.

5. Шихаб ад-дин аль-Марджани. Китаб вафиййат аль-асляф ва тахиййат аль-ахляф. Рук. ОРРК КФУ, Т.1450, №611А. (На араб. яз.).

6. Җәлалед-Дәүвани [шәрхе] вә хашиясе Хәлхали вә һамишендә хашиясе Мәрҗани. Стамбул: Әсгад Әфенди матбагасе; 1291 х./1873. 205 с. (На араб. яз.).

7. Хашийат аль-мауля аль-Марджани. В.: Хашийат аш-шайх Исма‘иль аль-Калянбави ‘аля шарх Джаляль ад-Даввани ас-Сыддикы. Стамбул: дар аттыба‘а аль-‘амира; 1317 х., Т.1. 301 с. (На араб. яз.).

8. Хашийат аль-мауля аль-Марджани. В.: Хашийат аш-шайх Исма‘иль аль-Калянбави ‘аля шарх Джаляль ад-Даввани ас-Сыддикы. Стамбул: дар аттыба‘а аль-‘амира, 1317 х., Т.2. 296 с. (На араб. яз.).

9. Юсупов М.Х. Шигабутдин Марджани. Казань: Татар. кн. изд-во; 2005. 271 с.

10. Шихаб ад-дин аль-Марджани. Назурат аль-хакк фи фардыййат аль-‘иша’ ва-ин лям йагыб аш-шафак. Тахкык Орхан Анджакар ва ‘Абд аль-Кадир Йылмаз. Стамбул: дар аль-Хикма; 2012. 555 с. (На араб. яз.).

11. Джамаль ад-дин аль-Афгани. Мухаммад ‘Абдух, Та‘ликат ‘аля шарх аль-‘акаид аль-‘адудыййа. И‘дад ва такдим Саййид Хади Хосрушахи. Каир: мактабат аш-Шурук ад-даулиййа; 2002. 518 с. (На араб. яз.).

12. Шагавиев Д.А. Влияние мусульманского реформатора Джамал ад-дина ал-Афгани на татарского богослова Ризаэтдина Фахретдина (Ризу Фахретдинова). Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. 2014; 4 История (4): 118-125.

13. Са‘ид ‘Абд аль-Лятыф Фуда, аль-Кашиф ас-сагыр ‘ан ‘акаид Ибн-Таймиййа. ‘Амман: дар ар-Рази; 2000. 504 с. (На араб. яз.).

14. Ибн-Хаджар аль-‘Аскаляни, ад-Дурар аль-камина фи а‘йан аль-миа ас-самина. Муракабат Мухаммад ‘Абд аль-Му‘ид Дан. Хайдарабад: Маджлис даират аль-ма‘ариф аль-‘усманиййа; 1972. Т.1. 562 с. (На араб. яз.).

15. ‘Абд Аллах ибн Ас‘ад аль-Йафи‘и, Мир’ат аль-джинан ва ‘ибрат аль-йакзан фи ма‘рифат ма йу‘табар мин хавадис аз-заман. Комментарии Халиль аль-Мансура. Бейрут: дар аль-кутуб аль-‘ильмиййа; 1997. Т.4. 335 с. (На араб. яз.).

16. Ибн-Таймиййа. Маджму‘ аль-фатава. Тахкык ‘Абд ар-Рахман ибн Мухаммад ибн Касим. Медина: муджамма‘ аль-малик Фахд ли-тыба‘ат аль-Мусхаф аш-Шариф; 1995. Т.14. 498 с. (На араб. яз.).

17. Ибн Таймиййа. Байан тальбис аль-джахмиййа фи та’сис бида‘ихим аль-калямиййа. Тахкык Мухаммад аль-‘Абд аль-‘Азиз аль-Ляхим. Медина: муджамма‘ аль-малик Фахд ли-тыба‘ат аль-Мусхаф аш-Шариф; 1426 х. Ч.4. 629 с. (На араб. яз.).

18. Ибн-Таймиййа. Минхадж ас-сунна ан-набавиййа фи накд калям ашши‘а ва-ль-кадариййа. Тахкык Мухаммад Рашад Салим. Эр-Рияд: Джами‘ат аль-имам Мухаммад ибн Са‘уд аль-ислямиййа; 1986. 9 томов. (На араб. яз.).

19. Ибн-Хаджар аль-‘Аскаляни. Лисан аль-мизан. Тахкык ‘Абд аль-Фаттах Абу-Гудда. Бейрут: дар аль-Башаир аль-ислямиййа; 2002. Т.8. 579 с. (На араб. яз.).

20. Такы ад-дин Абу-Бакр аль-Хисни. Даф‘ шубах ман шаббаха ва тамаррада ва насаба залика иля-с-саййид аль-джалиль аль-имам Ахмад. Каир: аль-Мактаба аль-азхариййа ли-т-турас; 2010. 190 с. (На араб. яз.).

21. ‘Абд Аллах ибн Салих аль-Гусн. Да‘ава аль-мунавиин ли-шайх аль-ислям Ибн-Таймиййа ‘ард ва накд. Эд-Даммам: дар Ибн-аль-Джаузи; 1424 х. 664 с. (На араб. яз.).

22. Ибн-Таймиййа. Иктида’ ас-сырат аль-мустакым ли-мухаляфат асхаб аль-джахим. Тахкык Насыр ‘Абд аль-Карим аль-‘Акль. Бейрут: дар ‘Алям аль-кутуб; 1999. 2 тома. (На араб. яз.).

23. Маджму‘ фатава ва расаиль фадылят аш-шайх Мухаммад ибн Салих аль-‘Усаймин. Джам‘ ва тартиб Фахд ибн Насыр ас-Суляйман. Эр-Рийад: дар аль-Ватан; 1412 х. Ч.1. 334 с. (На араб. яз.).

24. аль-Бухари, аль-Джами‘ ас-сахих. Тахкык Мухаммад Зухайр ибн Насыр аль-Насыр. Бейрут: дар Таук ан-наджат; 1422 х. Т.6. 198 с. (На араб. яз.).

25. Коран. Перевод с арабского и комментарии Б.Я. Шидфар. М.: Изд. дом Марджани; 2012. 608 с.

26. ‘Уккаша ‘Абд аль-Маннан ат-Тыби. Фатава аш-шайх аль-Альбани ва мукаранату-ха би-фатава аль-‘уляма’. Каир: мактабат ат-Турас аль-ислями; 1994. 643 с. (На араб. яз.).

27. Шихаб ад-дин аль-Марджани. Рихлят аль-Марджани. Казань: Тип. М. Чирковой; 1898. 30 с. (На старотат. яз.).


Об авторе

Д. А. Шагавиев
Российский исламский институт; Академия наук Республики Татарстан; Болгарская исламская академия
Россия

Шагавиев  Дамир   Адгамович - кандидат исторических    наук,    доцент    кафедры исламской    теологии    Российского    исламского  института;  старший  научный сотрудник  Центра  исламоведческих исследований  Академии  наук Республики Татарстан;  старший  научный  сотрудник Центра   исламского   наследия   Болгарской исламской  академии.

Казань; Болгар.



Для цитирования:


Шагавиев Д.А. Образ шейха Ибн-Таймиййи в трудах Шихабуддина Марджани. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):775-796. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-775-796

For citation:


Shagaviev D.A. The Image of Sheikh Ibn-Taimiyyah in the Writings of Shihab al-Din al-Marjani. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):775-796. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-775-796

Просмотров: 356


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)