Preview

Minbar. Islamic Studies

Расширенный поиск

Взаимосвязь качества жизни и религиозной идентичности пожилых людей

https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-835-849

Полный текст:

Аннотация

В статье  представлен  анализ  взаимосвязи между  различными компонентами идентификации с религиозной группой респондентов-мусульман и показателями качества жизни пожилых  людей. Выборка была представлена  тремя возрастными группами по классификации ВОЗ: 55 – 64 года, 65 – 74 года, 75 лет и старше. В исследовании  приняли участие 180 пожилых людей (мусульмане – 80, атеисты – 100). В качестве методологического инструментария были использованы методика  измерения групповой  идентификации (К. Лич) и опросник SF-36. По результатам работы было выявлено, что религиозная деятельность респондентов-мусульман обеспечивает чувство благополучия, компенсирует недостаточную  удовлетворенность некоторых сторон бытия,  позволяет  справиться  с текущими проблемами.

Для цитирования:


Хайрльварина Г.Р., Шаяхметова Э.Ш., Матвеева Л.М., Самигуллин Р.Р., Митина Г.В. Взаимосвязь качества жизни и религиозной идентичности пожилых людей. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):835-849. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-835-849

For citation:


Khayerlvarina G.L., Shayakhmetova E.S., Matveeva L.M., Samigullin R.R., Mitina G.V. The relationship between the quality of life and religious identity of elderly people. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):835-849. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-835-849

Введение

Качество жизни является многоаспектным явлением и отражает «... субъективное восприятие степени своей физической и личностной сохран­ности, полноценности социальных возможностей, в основе которого лежат цели, ожидания, стандарты» [1].

Росту интереса к качеству жизни пожилых людей способствует мно­жество факторов: увядающее здоровье, плохое материальное обеспечение, малая включенность лиц пожилого возраста в социальную жизнь, и, вместе с тем, наметившееся в последнее время появление и увеличение среди пожилых людей лиц с высокими требованиями к медицинской помощи и высоки­ми ожиданиями «хорошей жизни».

Качество жизни пожилых людей имеет свои особенности. По мнению А.И. Милехина, на качество жизни в пожилом возрасте влияют состояние психосоматического здоровья, субъективная оценка прожитых лет, внутрен­ние убеждения и стандарты, социальная поддержка, возможность функцио­нирования в изменяющихся жизненных условиях [2]. Известно, что качество жизни и субъективное благополучие лиц пожилого возраста могут оказывать существенное влияние на физическое здоровье и быть причиной возникно­вения психических и когнитивных расстройств [3]. Проблемой психологи­ческого благополучия и качества жизни пожилых людей занимались многие отечественные и зарубежные ученые. Так, А.А. Новик, Т.И. Ионова показали эффективность метода оценки качества жизни пожилых людей в медицин­ской практике [4]. К.И. Прощаев, С.Г. Горелик, А.И. Притчина, анализируя качество жизни пожилых людей хирургического профиля, пришли к выводу, что из восьми компонентов качества жизни пациенты выбирают компонент «общее здоровье». Поэтому, по их мнению, эффективность лечения в по­слеоперационном периоде можно оценивать по показателю качества жизни, связанного со здоровьем [5]. Ю.А. Зеликова к факторам, определяющим ка­чество жизни и уровень субъективного благополучия пожилых людей, отно­сит их материальную независимость, высокий уровень психосоматического здоровья, возможность самостоятельного приятия решений [6]. Е.А. Серги- енко, Н.Е. Харламенкова определили зависимость качества жизни пожилого человека от «...умонастроения и жизненных установок самой личности, пози­тивного отношения к своему возрасту и стремления быть открытым новому опыту как потенциально неисчерпаемому ресурсу непрерывного развития че­ловека в процессе жизни и совладания с последствиями травматизации» [7].

Э.Ш. Шаяхметова, Г.В. Митина, О.М. Макушкина обнаружили, что качество жизни и субъективное благополучие в поздних возрастах во многом опреде­ляются вовлеченностью в межличностное, профессиональное, семейное об­щение [8]. Анализ зарубежных публикаций по базам PubMed, ScienceDirect позволил А.И. Милехину выявить и сгруппировать основные компоненты ка­чества жизни пожилых людей: «1) смысл жизни, поддержка семьи и друзей, работа, социальная активность, здоровье, стремление к обучению, состояние жилья, личный рост (P.M. Burbabk, 1992), 2) семья, социальные контакты, здоровье, наличие досуга, материальное состояние (M. Farquhar, 1995), 3) здоровье, отношения в семье и с друзьями, финансы, социальная активность, окружающая среда, религиозные убеждения и вероисповедание, работа, об­разование, позитивный прогноз будущего, доход, независимость, контроль над деятельностью (A. Bowling, 1995, 2002), 4) состояние здоровья, наличие социальных контактов, религия, безопасность (P.K. Hilleras et al., 2001)» [2].

Анализ ретроспективной и текущей информации позволяет отметить, что основное внимание отечественных и зарубежных исследователей при­влекают три направления: 1) основные компоненты качества жизни; 2) фак­торы, определяющие качество жизни; 3) методики оценки качества жизни в поздних возрастах.

Важно отметить, что к настоящему времени ученые-геронтологи не вы­работали по проблеме оценки качества жизни в поздних возрастах единого мнения. Малоизученным остается механизм того, как пожилой человек со­здает свое качество жизни. Также недостаточно освещается вопрос схожести и/или отличия качества жизни лиц с различной религиозной идентичностью.

В связи с этим возникает практический интерес определения качества жизни пожилых людей с различной религиозной идентичностью.

Цель данного исследования - выявление взаимосвязи показателей ка­чества жизни и компонентов идентификации с религиозной группой респон­дентов-мусульман.

Гипотеза состояла в предположении о наличии у пожилых мусульман взаимосвязи между религиозной идентичностью и всеми показателями каче­ства жизни.

Материалы и методы исследования. Исследование проводилось в 2019 г. в различных городах Российской Федерации. В нем приняли учас­тие 180 людей. Выборка была представлена тремя возрастными группами по классификации ВОЗ: 55 - 64 года, (n=96), 65 - 74 года (n=56), 75 и старше (n=24). В результате анкетного опроса было установлено, что 80 респонден­ тов идентифицировали себя как мусульмане, они старались соблюдать обря­ды и обычаи. 100 испытуемых считали себя атеистами. Деление по полу было нецелесообразным, поскольку выборки были бы нерепрезентативными.

 

Таблица 1 / Table 1

Распределение выборки по религиозности

The distribution of the sample by religious identification

Возраст (лет) / Age (years)

Мусульмане / Muslim (n=80)

Атеисты / Atheist (n=100)

Кол-во /volume

%

Кол-во /volume

%

55 - 64

42

52,5

54

54

65 - 74

24

30

32

32

75 и старше /and older

14

17,5

14

14

Для определения идентификации с религиозной группой у респонден­тов-мусульман использовали методику измерения групповой идентификации (К. Лич, адаптация Е.Р. Агадуллиной, А.В. Ловакова). На 14 вопросов опросни­ка следует проставить балл в соответствии со шкалой Лайкерта от 7 (полно­стью согласен) до 1 (полностью не согласен) [9]. Методика адаптирована для измерения идентификации с религиозной группой. Качество жизни оценивали с помощью опросника SF-36, представленного восемью шкалами. Математи­ко-статистическая обработка полученного материала проводилась при помо­щи программного обеспечения Microsoft Exsel 2007 и программного пакета Attestat с использованием общепринятых методов вариационной статистики.

Результаты исследования и их интерпретация. Анализ идентифи­кации с религиозной группой у респондентов-мусульман представлен в та­блице 2.

 

Таблица 2/ Table 2

Средние показатели компонентов идентификации с религиозной группой у респондентов мусульман, баллы

The average components of identification with the religious group of the respondents were Muslims, points

Компоненты идентификации с религиоз­ной группой,баллы /

Components of identification with a religious group, points

Возрастные группы обследованных / Age groups surveyed (n=80)

55 - 64

65 - 74

75 и старше /and older

Самостереотипизация / individual self- stereotyping

6,14±0,82*

5,54±1,00

5,46±1,22

Ингрупповая гомогенность / in-group homogeneity

6,16±1,00*

5,66±1,16

5,69±1,14

Удовлетворенность членством в группе / satisfaction

6,70±0,67

6,74±0,62

6,86±0,61

Сплоченность /единение с группой / solidarity

6,20±0,58

6,09±0,61

6,77±0,67

Выраженность групповой идентичности / centrality

6,10±1,00

6,0±1,22

6,26±0,84

Примечание: * - достоверные различия между средними показателями анализируемых групп (p<0,05).

Note: * - significant differences between the mean values of the analysed groups (p<0,05).

 

В результате анализа компонентов идентификации с религиозной груп­пой было установлено, что в большей степени представлен такой компонент, как «Удовлетворенность членством в группе», а в меньшей - «Стереотипиза­ция».

Следует отметить, что достоверные различия средних значений трех возрастных групп отсутствуют в компонентах «Удовлетворенность членст­вом в группе», «Сплоченность», «Выраженность групповой идентичности». Исключения составляют компоненты «Стереотипизация» и «Ингруппо- вая гомогенность». В возрастной группе 55-64 года обнаружены более вы­сокие показатели по сравнению с показателями старших возрастных групп (р<0,001). Видимо, для мусульман в возрасте 55-64 года важна сама принад­лежность к религиозной группе, они признают и уважают ее ценности и глу­боко ощущают эмоциональную и когнитивную взаимосвязь с ее членами.

Для выявления качества жизни и степени удовлетворенности сторона­ми жизнедеятельности пожилых людей, на которые оказывает влияние со­стояние здоровья, был использован опросник SF-36. Данные представлены таблице 3.

 

Таблица 3 / Table 3

Средние показатели качества жизни пожилых людей (n=180), баллы

Average quality of life of elderly people (n=180), points

Показатели качества жизни / Quality of life indicators

Мусульмане / Muslim (n=80)

Атеисты / Atheist (n=100)

PF - физическое функционирование / physical functioning

70,3+0,19

64,3+1,12

RP - ролевая деятельность / role-playing activities

66,7+0,92

56,6+0,21*

BP - интенсивность боли / pain intensity

63,3+4,99

30,7+1,50*

GH - общее состояние здоровья / general health

52,4+1,59

53,2+3,66

VT - жизненная активность / vital activity

65,0+1,25

54,9+4,46*

SF - социальное функционирование / social functioning

58,3+2,06

74,4+4,98*

RE - ролевое функционирование, обуслов­ленное эмоциональным состоянием / role functioning due to emotional state

58,0+2,46

54,1+4,89

MH - психическое здоровье / mental health

60,8+1,49

59,9+3,55

Примечание: * - достоверные различия между средними показателями анализируемых групп (p<0,05).

Note: * - significant differences between the mean values of the analysed groups (p<0,05).

 

Анализ стандартизованных показателей качества жизни популяцион­ного контроля показал, что респонденты-мусульмане имели лучшие показа­тели по всем шкалам опросника SF-36 по сравнению с атеистами (р<0,05). Из данных, представленных в таблице 3, видно, что у большинства пожилых людей преобладают средние и высокие оценки своего здоровья. Они отлично переносят физические нагрузки, у них низкая утомляемость, высокая работо­способность, а также хорошая сопротивляемость к болезням.

Соответственно, показатели качества жизни выше среднего имели ре­спонденты и по шкале ролевой деятельности, поскольку ролевое функциони­рование напрямую связано с физическим состоянием. Пожилые мусульмане с удовольствием и без явных признаков утомления выполняли свои повсед­невные обязанности, а некоторые из них и продолжали трудовую деятель­ность.

Интересен тот факт, что болевой синдром у мусульман не оказал суще­ственного влияния на качество жизни. Возможно, это объяснимо тем, что по­следователи различных религий реже пьют, курят по сравнению с широкой общественностью, также предпочитают разрешать проблемы с помощью ре­лигии, занявшись медитацией, чтением молитв, соблюдением поста.

Общее состояние здоровья оценивалось выше среднего уровня всеми респондентами независимо от религиозной идентификации, для них были характерны высокие показатели жизненной активности и социального фун­кционирования.

Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состояни­ем, и психическое здоровье пожилых людей с различной религиозной иден­тификацией не имели достоверно значимых различий и находились в зоне средних значений. Следовательно, эмоциональное состояние не мешает вы­полнению повседневной деятельности пожилых людей, качество и объем ра­боты не снижены, увеличивается лишь время, затрачиваемое на выполнение задания.

Несомненно, что качество жизни пожилого человека во многом опреде­ляется физическим и психическим компонентами здоровья. Результаты ис­следования основных показателей качества жизни представлены в таблице 4.

 

Таблица 4/ Table 4

Физический и психологический компоненты здоровья как основные показатели качества жизни (n=180), баллы

Physical and psychological components of health as the main indicators of quality of life (n=180), points

Возраст (лет) / Quality of life indicators

PH - физический компонент здоровья

MH - психологический компо­нент здоровья

Мусульмане / Muslim (n=80)

Атеисты / Atheist (n=100)

Мусульмане / Muslim (n=80)

Атеисты / Atheist (n=100)

55 - 64

45,83+1,66

43,9±2,05

46,28+1,89

53,7±2,02*

65 - 74

48,67+1,54

44,3+2,05

24,90+1,88

24,9+2,08

75 и старше /and older

44,19+1,74

32,7±1,74*

44,65+1,76

39,5±2,76*

Примечание: * - достоверные различия между средними показателями анализируемых групп (p<0,05).

Note: * - significant differences between the mean values of the analysed groups (p<0,05).

 

Анализ качества жизни позволил установить, что у респондентов всех изучаемых возрастных групп, независимо от религиозной идентификации, нарушены показатели физического здоровья. Снижены показатели средних значений за счет шкал жизненной активности, энергии, физической боли и дискомфорта преимущественно. Следует отметить, что снижение физическо­го здоровья у атеистов начинается с 75-летнего возраста.

Удовлетворенность качеством жизни в пожилом возрасте является ре­зультатом динамического процесса взаимодействия компонентов физиче­ского и психического здоровья. Изменения в психологической сфере во всех группах обусловлены снижением физического здоровья, наличием симпто­мов когнитивного дефицита и нарушением адаптации к изменяющимся усло­виям окружающей среды, а также тревожными расстройствами и депрессия­ми позднего возраста. Примечателен то факт, что респонденты обеих групп в возрасте 65-74 лет одинаково низко оценивают уровень психического здо­ровья. Возможно, это обусловлено недостатком положительных и избытком отрицательных эмоций в связи со значительным сокращением социальных связей и прекращением трудовой активности.

В возрастной группе 75 лет и старше возрастает психологический ком­понент здоровья у респондентов-мусульман. Можно предположить, что рели­гиозная деятельность респондентов-мусульман обеспечивает чувство благо­получия, компенсирует недостаточную удовлетворенность некоторых сторон бытия, позволяет справиться с текущими проблемами. Данный факт согла­суется с результатами зарубежных ученых, установивших, что религиозная деятельность (регулярное посещение церкви, мечети или синагоги, соблю­дение постов) может влиять на снижение депрессивной симптоматики, по­могает людям в борьбе с посттравматическими стрессовыми расстройствами.

А медитативные практики, имеющие место в различных мировых религиях, изменяют структуру мозга, что приводит к улучшению памяти и снижению стресса [10]. И в данном случае неважно, какой из факторов имеет большее положительное значение - вера в высший разум или чувство принадлежно­сти к религиозному сообществу. Главное, дальнейшие исследования вопросов религиозной принадлежности могут быть полезными клиническим психоло­гам, занимающимся проблемой психических заболеваний. Анализ субшкал позволяет детально установить, в каких областях жизни пожилого человека возникает дисбаланс, а результаты анализа могут быть использованы в кор­рекционно-развивающих программах.

Далее были рассмотрены взаимосвязи между компонентами идентифи­кации с религиозной группой, выделенными по методике К. Лич, и показате­лями качества жизни. Значимые коэффициенты корреляции представлены в таблице 5.

 

Таблица 5

Взаимосвязь компонентов идентификации с религиозной группой респондентов-мусульман и показателей качества

Interrelation of components of identification with religious group of respondents-Muslims and quality indicators

Показатели качества жизни / Quality of life indicators

Компоненты идентификации с религиоз­ной группой респондентов-мусульман / Components of identification with the religious group of Muslim respondents

Самостереотипизация / individual self-stereotyping

Ингрупповая гомогенность / in-group homogeneity

Удовлетворенность членством в группе / satisfaction

Сплоченность / solidarity

Выраженность групповой иден­тичности / centrality

PF - физическое функционирова­ние / physical functioning

 

 

0,34

 

 

RP - ролевая деятельность / role-playing activities

0,40

0,36

 

 

 

GH - общее состояние здоровья / general health

 

 

0,26

 

 

VT - жизненная активность / vital activity

0,28

0,32

0,46

0,34

0,38

SF - социальное функционирова­ние / social functioning

0,30

 

 

0,44

 

RE - ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием / role functioning due to emotional state

0,42

0,38

 

0,48

 

MH - психическое здоровье / mental health

 

 

0,52

 

 

Так, наибольшее количество взаимосвязей было обнаружено между та­ким компонентом идентификации с религиозной группой, как «удовлетво­ренность членством в группе» и показателями качества жизни «физическое функционирование», «общее состояние здоровья», «жизненная активность», «психическое здоровье». Можно предположить, что удовлетворенность, яв­ляясь общим аспектом идентификации с группой, оказывает влияние пра­ктически на все компоненты качества жизни. А по мнению О.С. Павловой, «удовлетворенность членством» в религиозной группе - «это аффективный компонент, который отражает позитивные эмоции, возникающие у верующе­го от принадлежности к мусульманской умме, а также по отношению к самой религиозной группе: радость, гордость и счастье» [11].

Следует отметить тот факт, что болевой синдром в группе мусульман не коррелировал ни с одним компонентом идентификации с религиозной груп­пой.

Заключение. Качество жизни пожилого человека во многом опреде­ляется физическим и психическим компонентами здоровья. Религиозная деятельность респондентов-мусульман обеспечивает чувство благополучия, компенсирует недостаточную удовлетворенность некоторых сторон бытия, позволяет справиться с текущими проблемами Исследования вопросов ре­лигиозной принадлежности могут быть полезными клиническим психоло­гам, занимающимся проблемой психических заболеваний. Анализ субшкал позволяет детально установить, в каких областях жизни пожилого человека возникает дисбаланс, а результаты анализа могут быть использованы при со­ставлении коррекционно-развивающих программ. Анализ взаимосвязи ком­понентов идентификации с религиозной группой респондентов-мусульман и показателей качества жизни пожилых людей позволил предположить, что позитивные мысли и эмоции, а также сама религиозная деятельность оказы­вают влияние практически на все компоненты качества жизни.

Выводы

  1. Наибольший вес в структуре религиозной идентичности пожилых людей трех возрастных групп имеют такие компоненты, как: «Удовлетво­ренность членством в группе», «Сплоченность», «Выраженность групповой идентичности».
  2. В возрастной группе 55-64 года обнаружены высокие показатели компонентов «Стереотипизация» и «Ингрупповая гомогенность».
  3. Респонденты-мусульмане имеют лучшие показатели по всем шкалам опросника SF-36 по сравнению с атеистами.
  4. Выявлены значимые взаимосвязи между различными компонентами идентификации с религиозной группой и показателями качества жизни.

Список литературы

1. Bowling A., Hankins M. A short of quality of life in older age: The performance of the brief Older People’s Quality of Life questionnaire (OPQOl-breif). Archives of Gerontology and Geriantrics; 2013. Vol. 56 (1). Р. 181–187.

2. Милехин А.И. Качество жизни в пожилом и старческом возрасте: проблемные вопросы. Современная зарубежная психология. 2016; 5(1): 53–63.

3. Дворецкий Л.И. Качество жизни пожилого человека. Руководство по геронтологии и гериатрии. М.: Наука; 2015. С. 154–160.

4. Новик А.А., Ионова Т.И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине. М.: Речь; 2016. 320 с.

5. Прощаев К.И., Горелик С.Г., Притчина А.И. Качество жизни пациентов старческого возраста. Вестник новых медицинских технологий [электронное издание]. 2013; №1.

6. Зеликова Ю.А. Субъективное благополучие пожилых людей (кросс-национальный анализ). Социологические исследования. 2014; №11: 60–69.

7. Сергиенко Е.А., Харламенкова Н.Е. Психологические факторы благополучного старения. Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология и педагогика. 2018; Т. 8: 243–257.

8. Шаяхметова Э.Ш., Митина Г.В., Макушкина О.М. Особенности психических состояний у лиц пожилого возраста, живущих в семьях и домах престарелых. Здоровье и образование в XXI веке. 2018; Т.20 (2): С. 47 – 52.

9. Агадуллина Е.Р., Ловаков А.В. Модель измерения групповой идентификации: проверка на российской выборке. Журнал высшей школы экономики. 2013; №4(10): 143–157.

10. Croezen S., Avendano M., Burdorf A. Social Participation and Depression in Old Age: A Fixed-Effects Analysis in 10 European Countries. American Journal of Epidemiology; 2015. Vol. 118 (2): 168–176.

11. Павлова О.С., Миназова В.М., Хухлаев О.Е. Религиозная идентичность студентов-мусульман (на материале изучения молодежи, проживающей в Чеченской республике). Культурно-историческая психология. 2016; 12(2): 90–99.


Об авторах

Г. Р. Хайрльварина
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы
Россия

Хайрльварина  Гульнара  Рамилевна - магистрант  по профилю  подготовки  «Клиническая психология» БГПУ им. М.Акмуллы.

Уфа.



Э. Ш. Шаяхметова
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы; Южно-Уральский государственный университет (Национальный исследовательский университет)
Россия

Шаяхметова Эльвира   Шигабетдиновна - доктор  биологических наук, доцент, профессор  кафедры   общей  и  социальной  психологии, БГПУ им. М.Акмуллы; научный сотрудник   центра   спортивной    науки, ЮУрГУ.

Уфа; Челябинск.



Л. М. Матвеева
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы
Россия

Матвеева Людмила Михайловна - кандидат социологических наук, профессор.

Уфа.



Р. Р. Самигуллин
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы
Россия

Самигуллин Ринат Рафильевич - старший преподаватель кафедры прикладной психологии и девиантологии.

Уфа.



Г. В. Митина
Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы
Россия

Митина Галина  Владимировна - кандидат философских наук, доцент кафедры общей  и  социальной  психологии.

Уфа.



Для цитирования:


Хайрльварина Г.Р., Шаяхметова Э.Ш., Матвеева Л.М., Самигуллин Р.Р., Митина Г.В. Взаимосвязь качества жизни и религиозной идентичности пожилых людей. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):835-849. https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-835-849

For citation:


Khayerlvarina G.L., Shayakhmetova E.S., Matveeva L.M., Samigullin R.R., Mitina G.V. The relationship between the quality of life and religious identity of elderly people. Minbar. Islamic Studies. 2019;12(3):835-849. (In Russ.) https://doi.org/10.31162/2618-9569-2019-12-3-835-849

Просмотров: 255


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2618-9569 (Print)